ПРОЗРЕНЬЕ  

   

Мастер-классы  

   

Авторизация  

   
Рыболовные катушки http://nachodki.ru/shop/okhota-turizm-rybalka/katushki.html на сайте nachodki.ru

Универсальные учебные действия – это альфа и омега нынешних новых образовательных стандартов. Именно то, чему – согласно новой концепции – будут теперь обучать в школе. Раньше давали знания, но это было неправильно. Надо, как оказалось, обучать универсальным учебным действиям.

— Выучить все умные слова наизусть, – велела нам завуч, когда новые стандарты только замаячили на образовательном горизонте – без них никуда.

Во всех (плодящихся в геометрической прогрессии) школьных документах цель образования именуется УУД. Автор гениальной идеи УУД – А.М.Кондаков. Сын замминистра просвещения СССР, а ныне академик по части философии образования и теоретической педагогики, по совместительству он же генеральный директор государственного издательства «Просвещение», выпускающего учебники. Вот именно так: что охраняю, то и имею. Наш принцип, несменяемый.

Аббревиатура УУД к настоящему моменту от многочисленного повторения уже утратила остатки смысла (если вообще когда-то имела смысл). Читаю в образцовом плане урока: «Познавательные УУД… Регулятивные УУД (речь о правильном ведении тетради учеником)… Воспитательные УУД…». От последнего просто выпадаю в осадок. Вот такую абракадабру сочиняют академики, надо полагать, овладевшие УУД в совершенстве. А учителя обязаны это заучивать наизусть и многократно переписывать .

Но может быть, это случайная безграмотная бумага, может, кто-то оговорился? Что же всё таки такое оно, это УУД?

Наберёмся терпения и обратимся к глоссарию федерального государственного образовательного стандарта. Есть такой вполне себе солидный сайт, призванный разъяснить всем нуждающимся (а нуждающихся немало) премудрость этой новой стратегии образования.

Итак, согласно официальному сайту, Универсальные учебные действия это:

- способность субъекта к саморазвитию и самосовершенствованию путём сознательного и активного присвоения нового социального опыта; совокупность действий учащегося, обеспечивающих его культурную идентичность, социальную компетентность, толерантность, способность к самостоятельному усвоению новых знаний и умений, включая организацию этого процесса.

Для того, чтобы дефинировать действия как способность, нужно раздружиться и с русским языком и с логикой. Но никого, похоже, это не смущает, шедевр философско-образовательной мысли выставляется принародно и на голубом глазу. Тем более, что вторая часть определения, уже лучше немного «действия – это совокупность действий». Как говорится, коряво, но уже ближе к жизни. Минуем размытое понятие социальной компетенции и действия, обеспечивающие культурную идентичность, и обратим внимание на «способность к самостоятельному усвоению новых знаний и умений, включая организацию этого процесса». Хм… А так можно вообще, чтобы кто-то со стороны вам организовал самостоятельное усвоение? Или это будет уже не самостоятельное? Тогда к чему говорить об организации процесса?

Просматривая сей «глоссарий» можно убедиться, что почти каждая статья в нём изложена практически с той же мерой косноязычия. Это стиль.

Для подтверждения ещё пару примеров. К личностным универсальным учебным действиям относится «действие смыслообразования» (надо понимать, если раньше были поиски смысла то теперь ну их, эти поиски, будем смысл образовывать, какой образуем, такой и будет?), которое на самом деле является «установлением связи между целью учебной деятельности и её мотивом». Или вот ещё: «Действие нравственно-этического оценивания усваиваемого содержания» – тут уж ноу коммент.

Даже придержав сарказм, во власти которого невольно оказываешься при виде данных сентенций, невозможно понять, что же нового предлагают нам реформаторы? Обучение самообразованию? Но это старо как мир. Об этом говорили все великие педагоги и, к слову, в СССР этот навык прививался великолепно, учитывая громадное количество отделений заочного обучения во всех вузах. Вот, кстати, для примера цитата из выложенного в сети размышления товарища А.К.Марковой из НИИ общей и педагогической психологии АПН СССР, Москва. «Постановку проблемы самообразования в школе диктует социальный заказ, поставленный сегодня перед школой нашим обществом, – дать учащимся не только сумму Знаний, но и сформировать у них умения самостоятельно пополнять знания, ориентироваться в стремительном потоке научной и политической информации (см.: Материалы XXV съезда КПСС). Это означает, что школа даже в условиях всеобщего обязательного среднего образования перестаёт быть завершающим этапом самообразования. Она становится основой, стартом для непрерывного и постоянного самообразования человека социалистического общества, продолжающегося и после окончания школы, а затем и среднего или высшего учебного заведения. Роль самообразования для становления всесторонне развитой личности постоянно подчеркивала Н.К.Крупская.» Согласитесь, смысл тот же, хоть и лексика слегка устарела. Но, отдадим должное, сформулировано куда более грамотно.

Так в чём же тогда новизна? В интенции применять знания на практике? Для этого, прежде всего, нужна сама практика. Если практики нет, любые знания и способности завянут.

Утверждая, что советская школа (средняя и высшая) давая хорошую теоретическую подготовку, якобы, не готовила практиков, кто-нибудь учитывал авторитарное состояние всего общества и по определению весьма ограниченную потребность общества, как в самостоятельном мышлении индивидов, так и в практическом применении их знаний?

К сожалению, в постсоветской России эта потребность продолжает оставаться неразвитой и в свете этой печальной истины попытки реформирования отечественной школы явно грешат против осознания причинно-следственных связей. Спрос рождает предложение, но не предложение спрос. И это вторая причина, по которой реформа пробуксовывает (первая, как мы уже говорили, безграмотность авторов, их неумение формулировать свои мысли).

Можно предположить ещё вот что: декларируется одно, а подразумевается совсем другое. И никакое «смыслообразование» вовсе не требуется, и это всё треск один для усыпления взволнованной общественности. Что ж, вполне правдоподобная версия.

Попытаемся ещё раз понять, чего же хотят от нас реформаторы и почему мы, учителя, родители и – наконец – ученики, упорно отказываемся за ними следовать.

Вот прошлогодняя статья Ольги Карабановой от 8 сентября под заголовком «Индивидуальные траектории развития в фокусе внимания», вывешенная на сайте «Просвещение», созданном, как утверждается, для открытой дискуссии по проблемам образования. Автор, профессор в области школьной психологии, озабочена тем, что множество «блестящих идей» не находят понимания. По её мнению проблемные моменты связаны с «определённой аксиологической культурой, характерной для значительной части современных педагогов и родителей». Аксиология, кто не знает, это учение о природе ценностей. Какие же ценности у большинства педагогов и родителей, по мнению г-жи Карабановой? «Не секрет, что для многих учителей и родителей ребёнок лишь бесформенная «глина» в умелых руках воспитателя, объект для воспитательного воздействия». Разумеется, для многих это так. Но сколько этих многих и как они реально влияют на ситуацию? Об этом не говорится. Оно и понятно: пересчёт – тяжкий труд с неконтролируемыми результатами. А нужны результаты, удобно вписываемые в идеи, посылаемые сверху. Но неважно. Как надо по мнению г-жи Карабановой? «Прогрессивные образовательные технологии как раз и замешаны на идеях диалогического равноправного сотрудничества, признания и пестования Личности ребёнка.» То есть, следуя мысли автора, большинство педагогов и родителей не признают в ребёнке личность, подавляют его, так что ли надо понимать? Очень сомнительно и опять требуются цифры, но их нет. Опять же возникает закономерный вопрос: если личность педагога игнорируется, если сам педагог не испытал, что это значит: уважение к личности, как можно ожидать от него признания личности ребёнка? Нелогично. А личность педагога игнорируется не только государством, которое, как известно, определило на практике очень низкий статус этой профессии, несоотносимый с поставленными задачами. Игнорируется личность педагога и авторами реформы, которые проводят её вне даже попыток установления обратной связи с сообществом практикующих учителей. И несмотря на то, что ещё чудом остаётся множество учителей, уважающих личность ребенка, н не г-же Карабановой и не г-ну Кондакову пристало рассуждать об уважении к личности.

Далее следует целый абзац о необходимости внедрения новых ценностей, новых целей, новых технологий и т.д. без раскрытия сути этой новизны. То есть, к читателю уважения тоже нет.

Справедливости ради следует отметить, что автор говорит о необходимости «обеспечить сопричастность практиков к теоретическим разработкам.» Но каким ей видится способ удовлетворения этой необходимости? «если реализуется путь совместности, то мы получаем сторонника и проводника наших идей и моделей.» То есть, не хочешь – заставим. О том, что учитель может и отвергнуть какую-либо «идею или модель» даже и речи нет. О том, как сформулированы эти «идеи и модели» уже говорилось здесь. Даже не знаю. Наивность это или что похуже, не берусь определить.

Досталось и родителям на орехи. «Надо понимать, что те родители, которые принимают новый стандарт, и те родители, которые, по идее, должны помогать в реализации этих технологий, – это разные поколения, разная когорта.» То есть родители тоже не вполне подходящие.

Читаем далее

«Отсутствие сотрудничества и взаимодействия с родителями – одна из реальных причин трудностей внедрения новых технологий: они недостаточно восприняты и осмыслены и поэтому не реализуются, а порой имеет место и внутренний протест и противодействие стандарту, если он не согласуется с ценностями родителей.» Тот же дискурс: сначала лёгкий флёр слов о «сотрудничестве» и затем суровая реальность принуждения родителей к принятию новых ценностей.

За статьёй на сайте следуют множественные комментарии, часть которых удалена по причине нецензурности. Пишут родители, разгневанные инновацией прошлого года. Это когда прописали по десять часов обязательных внеурочных занятий всем, наказав не только учителей, но и детей безмерным повышением нагрузки. Разумеется, затея провалилась. А какова перспектива тренда года нынешнего – рабочих программ? Ввиду не просто бесплатности этого мартышкиного труда, но и его ненужности, а главное – неисполнимости, громадная часть учителей уже скачала эти программы в сети (или купила их там же), спокойно продолжая работать по-старому. Потёмкинские деревни форевер.

Думая обо всём этом, невольно задаёшься вопросом: почему молчат учителя, почему тупо и покорно продолжают тянуть эту лямку? Откуда эта моральная амбивалентность, этот стокгольмский синдром любви жертвы к своему палачу? Мне ответ напросился, когда случайно попался на глаза список принципов воздействия на личность, используемый деструктивными сектами. Для того, чтобы разрушить личность, нужно внушить ей чувство вины, неполноценности, некомпетентности. С этим в нашей системе образования всё в порядке. Чувство вины и неполноценности учителям внушается ежедневно. За примером далеко ходить не надо, можно просто почитать статью г-жи Карабановой. Далее, надо загрузить жертву бессмысленной интеллектуальной работой, чтобы ей не оставалось времени подумать ни о чём другом. Таким образом, сужается сознание и человек легко воспринимает подсознанием посылы извне. С этим в системе образования тоже всё идет как по маслу: перегруженные писанием бумаг, учителя постоянно, фоном, воспринимают посылы о собственной отсталости и некомпетентности. И, наконец, самое интересное: один из эффективнейших методов воздействия на личность – создание своего особого языка, перегрузка специфической терминологией. О-о, вот оно что! Вот зачем эти бесконечные УУД, ЗУН, ФГОС, МРТ, ТРКМЧП, а также "совокупности действий" куда ни кинь взгляд! Теперь стало всё понятно.

Короля, по поговорке, играет свита. Все мы, учителя и родители, свита этого короля в «новом платье». Неужели не найдется никого, кто бы с детской искренностью констатировал, что король голый?

Марина Балуева, декабрь 2012 года.
источник

   
© Концепция Общественной Безопасности – Крым