ПРОЗРЕНЬЕ  

   

Мастер-классы  

   

Авторизация  

   
Здесь можно купить рыболовные катушки

Оглавление

7.9.1 История возникновения и становления Арабского халифата

7.9.1.1 Кордовский халифат и общество "Сефардим" (780 – 1031, 1085 – 1492)

7.9.1.2 Египетский (Каирский) халифат (884 – 1169)

7.9.1.3 Фатимидский халифат (969 – 1157)

7.9.1.4 Сельджуки (1030 – 1243)

7.9.1.5 Османы (1281 – 1922)

7.9.2 Чингисха́н (Тэмуджин, Темучин; ок. 1155 или 1162 – 25 августа 1227)

7.9.2.1 Новая мораль

7.9.2.2 Императорский сборник законов – Яса

7.9.3 Тимур (Тамерлан 1336 – 1405)

7.9.4 Государственное устройство мусульманского общественного строя

7.9.4.1 Шииты и сунниты – в чём разница?

7.9.4.2 Шариат

7.9.4.3 Коран и Сунна в Шариате

7.9.5 Хронология Арабского Халифата

Скачать архив с текстом доклада: doc (~619Кб) или pdf (~1Мб)
Посмотреть или послушать запись этого семинара в Крыму

Кликнув на рисунок ниже, вы откроете в новой вкладке браузера "карту памяти" (mind map) доклада, созданную при помощи программы FreeMind (для её просмотра браузер должен поддерживать Java (скачать установочный файл можно здесь), возможно будет необходимо разрешить выполнение активного содержимого для данной страницы). "Карта памяти" отражает структурированное содержание доклада. Карта представляет собой иерархически упорядоченное "дерево", дочерние ветви которого изначально свёрнуты (не отображаются). Если ветвь содержит дочерние веточки, она оканчивается маленькой окружностью – чтобы раскрыть/скрыть свёрнутое содержимое, нужно кликнуть на родительском элементе (левой клавишей мыши на тексте над веткой, который выделяется синей рамкой при наведении курсора). Содержимое карты можно перемещать на экране, кликнув и перетащив его при помощи мыши:

alt

Можно скачать файл map.mm, который можно открыть для просмотра и/или редактирования в программе FreeMind.

7.9.1 История возникновения и становления Арабского халифата

Арабский халифат – религиозное средневековое государство, созданное на основе раннего арабского государственного образования, которое появилось благодаря пророку Мухаммеду. После смерти пророка власть перешла в руки его последователей и сподвижников, получивших титул халифов.

Арабы (семиты), выходцы из Аравии, много столетий занимались кочевым скотоводством, передвигаясь по просторам огромного полупустынного полуострова. В I тысячелетии до н.э. у аравийских народов уже были созданы зачатки государственности, но большинство племён продолжали кочевать. К Vв. сформировались первые государства в Северной и Центральной Аравии (Гассан, Лахм, Кинда).

Бедуины, занимавшиеся в основном сопровождением или грабежами торговых караванов, вели между собой частые войны. Небольшие племена управлялись шейхами и эмирами. В это время арабы представляли собой группу кочевых племён-язычников. Несмотря на обилие различных богов у каждого племени, язычники-арабы были знакомы и с другими религиями – иудаизмом и зороастризмом. Жили оседлые и кочевые арабы в оазисах, занимались скотоводством, земледелием и посреднической торговлей.

В погоне за военной добычей аравийские племена переселялись в долины Междуречья, на другие земли Западной Азии. Смешиваясь с местным населением, арабы положили начало таким народам, как аккадцы, халдеи, арамеи.

Самым древним арабским городом была Саба, расположена на побережье Аравийского моря. Вокруг каждого города тогда создавались земледельческие общины, возглавлявшиеся особым жрецом. Власть в городах брали в свои руки мелкие царьки, малики, во время войн становившиеся главными военачальниками. Власть маликов в Сабейском государстве ограничивалась советом родоплеменной знати.

Арабы богатели на торговле с Африкой и Индией. Одним из крупнейших торговых центров в Vв. стала Мекка, будущая религиозная столица Арабского халифата. На тот период истории арабов, по сведениям современников, на всём Аравийском полуострове проживало не более 5 млн. человек. Мекка приобрела статус объединительного центра арабских племён, нередко враждовавших и воевавших между собой. Раз в году среди арабских племён объявлялось перемирие, и совершался «хадж» (от арабского «отправляться в святые места») к мекканской Каабе, вокруг которой устраивались ярмарка, спортивные и поэтические состязания (вроде Олимпийских игр у древних греков). Хранителями мекканской Каабы1 были представители рода хашим из племени курейшитов, к которому принадлежал отец Мухаммада Абдаллах, по мусульманскому преданию – хранитель ключей от Каабы.

Ко времени появления пророка Мухаммеда торговля пришла в упадок. Арабы в начале VII века переживали трудные времена, торговые пути из Индии стали обходить Аравию стороной, жившие от транзитной торговли арабы оказались без средств к существованию. В этих условиях пророк Мухаммед выступил как защитник обездоленных, за равноправие всех людей. В 614г. окружённый соратниками Мухаммед прочел первую публичную проповедь среди жителей Мекки, призывы раннего ислама к социальной справедливости (ограничению ростовщичества, установлению милостыни беднякам, освобождению рабов, честности в торговле) вызвали недовольство племенной купеческой знати "откровениями" Мухаммеда, что вынудило его бежать с группой ближайших сподвижников в 622 году из Мекки в Ясриб (позднее – Медина, "город Пророка"). Здесь ему удалось заручиться поддержкой различных социальных групп, включая кочевников-бедуинов. Здесь же была возведена первая мечеть, определён порядок мусульманского богослужения.

Характерной чертой возникновения государственности у арабов в VIIв. была религиозная окраска этого процесса, который сопровождался становлением новой мировой религии – ислама. Мухаммед говорил, что он новый пророк посланный Богом после Иисуса Христа, чтобы исправить испорченную христианами и иудеями веру в Единого Бога. Почва для новой религии была подготовлена зверствами, производимыми византийскими императорами.

В борьбе за императорский трон христиане расправлялись друг с другом с исключительной жестокостью. В начале VII века в Византии правил Фока, которого за изощрённую жестокость называли «диким зверем». Затем на трон взошёл Ираклий 1, который успешно отвоевал византийские земли завоёванные иранцами (персами) в начале VII века. После победы над персами Ираклий 1 учинил расправу над теми, кто неправо поклоняется Богу. Монофизитам2 отрезали носы и производили конфискацию имущества.

Первоначальным ядром халифата стала созданная пророком Мухаммедом в Хиджазе3 (Западная Аравия) мусульманская община – умма.

Мухаммед утверждал, что исламское учение не противоречит двум уже ранее распространённым монотеистическим религиям – иудаизму и христианству, оно устраняет искажения и уточняет веру отцов и предков. В течение десяти лет, в 20—30-х гг. VIIв. была завершена организационная перестройка мусульманской общины в Медине в государственное образование. Сам Мухаммед был в нём духовным, военным предводителем и судьёй. Пророк Мухаммад силой красноречия и меча сумел склонить почти все аравийские племена, поклонявшиеся идолам, к принятию ислама. В качестве ниспосланного Богом Пророка он объединил эти племена под своей верховной властью.

Пророк Мухаммад умер, не оставив сыновей и не установив закона преемственности, и вскоре после его кончины (в 632г.) начались раздоры. На место главы общины верующих претендовали 4 верных мусульманина: Абу Бакр ас-Сиддик, Омар ибн аль-Хаттаб, Усман ибн Аффан и Али ибн Абу Талиб. Уже тогда Омар поступил как умный и дальновидный человек, предотвратив возможность внутренних раздоров. Он схватил и пожал руку Абу Бакру, что означало признание его в качестве руководителя. Первым преемником был избран Абу Бекр, который умер спустя два года. Вслед за Омаром и остальные пожали руку первому халифу.

Первый из праведных халифов Абу Бекр считал священным долгом, согласно предписанию Пророка, силой меча обращать "неверных" в "истинную веру". С этой целью при своём воцарении (около 632г.) он отправил войска в поход против Персии и, ещё не закончив войну в этой стране, начал поход против сирийцев. Привыкшие ко всяким лишениям выносливые сыны пустыни с неслыханной быстротой победили утопавших в роскоши противников. В своём победоносном шествии они год спустя овладели Иерусалимом, а в следующем году – исстари знаменитыми своим богатством укреплёнными городами Алеппо, Антиохией и Кесарией. При Абу Бакре (622–634гг.) новое государство занимало территорию от берегов Инда до побережья Красного моря. В последние часы жизни первый халиф государства объявил Омара своим преемником.

Как и его предшественник, Омар ибн Хаттаб был ярым приверженцем новой веры, в быту соблюдал умеренность и скромность. Став во главе мусульманской общины, он начинает завоевательные походы на Сирию, Египет, Ирак и Персию. Омар активно занимался внешней политикой; Медина стала военным центром государства, откуда арабские войска отправлялись в завоевательские походы. В 633 пала Южная Палестина, затем Хира. В сентябре 635 после шестимесячной осады капитулировал Дамаск, а через год, после поражения византийцев при р.Ярмук, Сирия перешла в руки мусульман. Завоевание Сирии стало возможным благодаря тому, что Византия, истощённая войной с Ираном, уже не могла содержать достаточные пограничные войска.

Ситуация в Иране была похожей: страна была ослаблена политической и религиозной нетерпимостью старой династии Сасанидов, набегами тюрков и хазар, а также войной с Византией. В 636–637 произошло величайшее в истории арабов сражение при Кадисии: мусульманские отряды одержали победу над персидским войском. Позднее пал Мадаин (совр. Ктесифон в Ираке), летняя резиденция персидского царя. Эти победы предрешили окончательное завоевание Ирана. Тогда же арабы захватили район Мосула, дошли до столицы Армении и разграбили её.

Однако в тот момент Омар приостановил походы арабских войнов на Восток, считая, что время для завоевания Ирана ещё не пришло. Впоследствии иранцы назвали халифа Омара узурпатором, а день его смерти стали отмечать как праздник.

Спустя два года после завоевания Верхней Месопотамии, которое было осуществлено из Сирии, арабы вторглись в Персию и одержали победу при Нехавенде (642). Йездигерд III, последний государь династии Сасанидов, отступил на северо-восток, но был убит в Мерве (651). Попытки его наследника возродить империю не увенчались успехом.

В 639 арабские войска под командованием арабского военачальника Амра ибн аль-Аса перешли египетскую границу. Момент был выбран подходящий: страну раздирала религиозная борьба, население ненавидело византийских правителей. Ибн аль-Ас дошёл до стен Вавилона (крепость в предместье Каира), а в 642 в руки мусульман перешла Александрия, ключевой пункт Византии в Египте. Правда, спустя четыре года византийцы попытались отвоевать её, но арабы удержали город. Сожжение александрийской библиотеки, якобы осуществлённое тогда же по приказу халифа Омара, скорее всего легенда.

Апогеем правления Омара стала знаменательная победа над Персидской империей. При нём произошло значительное расширение государственных территорий и, вместе с тем, распространение ислама на покорённых мусульманами землях. Правителем города становился мусульманин, но, тем не менее, персидские и византийские обычаи, устои и местный язык сохранялись. При Омаре была создана налоговая система, действовавшая во всём государстве. Он ввёл выплату жалования («ата») и продуктового пайка (ризк) всем войнам. При нём стали формироваться земельные кадастры, которые предусматривали различные виды собственности на землю: общинную и частную. Система разделяла мусульман и христиан, не только налогами (мусульмане платят закятом4, а немусульмане – налогом каждый год на место службы в армии), но и целым перечнем запретов. Так, специально оговаривалось наказание за осмеивание пророка и его веры и оскорбление исламских символов. Запрещалось домогательство в отношении мусульманской женщины, покушаться на жизнь и имущество мусульман, укрывать врагов ислама и т.д.

В ноябре 644 во время утреннего намаза в мечети персидский раб Фируз, по прозвищу Абу Лула, ударил Омара ножом в живот (до этого Фируз пожаловался халифу на своего хозяина куфского наместника, но Омар не внял его жалобе). Омар скончался через три дня, но предварительно назначил совет, который должен был избрать нового халифа. Одним из его последних указаний было наставление будущему халифу не смещать назначенных им наместников провинций в течение года. Смерть Омара вызвала раскол в исламской общине, который так никогда полностью и не был преодолён.

После смерти Омара назначенный им совет из шести высокопоставленных мусульман должен был решить вопрос о преемнике. Во время выборов нового халифа победили сторонники рода Бану Умайа, которые жаждали реванша. В ранний период деятельности Мухаммада именно представители этого рода, опасаясь утраты своих позиций в Мекке, преследовали Мухаммада, заставив его перебраться в Медину. Выдвинутый ими претендент на место халифа Осман не обладал созидательной энергией, которая была присуща его предшественнику. Однако избрание другого кандидата – Али – по мнению совета, сулило бурные времена, так как последний был известен своей прямолинейностью и напористостью.

Византийская империя продолжала терпеть от мусульман одно поражение за другим. На Востоке, мусульманские войска окончательно разгромили иранского шаха Йездигерда III, который был убит по случайному стечению обстоятельств в Мерве. После его смерти, власти Сасанидских шахов Ирана пришёл конец, и эта страна окончательно стала частью мусульманского Халифата.

Однако в конце правления халифа Османа резко осложнилась внутриполитическая обстановка в Халифате. Началась активная пропаганда против существующей власти со стороны различных мятежных группировок. В качестве предлога для этой пропаганды были использованы факты злоупотребления своим служебным положением некоторых наместников провинций. Антигосударственная пропаганда привела к открытому мятежу против законной государственной власти. Одним из самых известных лидеров мятежа мусульманские историки называют Абдуллу ибн Сабу.

В 656 году, из Египта, Куфы и Басры в Хиджаз прибыла группа людей, въехавших туда под предлогом малого паломничества. Им удалось проникнуть в Медину и предъявить ультимативные требования халифу Осману. Однако халиф отказался выполнить их условия. 18 Зульхиджа 656 года они напали на халифа, который был занят чтением Корана и убили его. В момент своей смерти Осману было 82 года.

После правления Османа, верховное руководство перешло к двоюродному брату и зятю Пророка – Али бен Абу Талиб. Ближайшие родственники и сподвижники Мухаммеда постепенно консолидировались в привилегированную группу, получившую исключительное право на власть. Из её рядов после смерти пророка стали выбирать новых единоличных вождей мусульман – халифов ("заместителей пророка"). Первые четыре халифа, так называемые "праведные" халифы, завершили политическое объединение Аравии.

При Омаре I (634–644гг.) арабы завладели Дамаском, Иерусалимом, Антиохией, ослабили могущество Персии, распространив на её народы ислам. Затем арабы вторглись в Египет и овладели Александрией. Все усилия византийцев вернуть назад этот город, бывший главным местом их торговли, рушились перед стойкостью победителей. Известие о падении Александрии насмерть поразило византийского императора. Между тем победители без промедления выступили на северо-запад Африки. Если бы в это время возникшие внутри халифата раздоры по поводу прав наследия не сдержали наступательного движения арабов, то, без сомнения, завоевание всей северной части Африки совершилось бы двадцатью годами ранее. Осман ибн Аффан продолжил политику Омара I и сражался с персами и хазарами. Во внутренней политике он, хотя и продолжил деятельность предыдущих правителей, но не проявил такой активности и смелости, как его предшественники. При Османе были перестроена главная мечеть мусульман, возведённая ещё при пророке, и издан канонический текст Корана. Эти действия не всеми правоверными были приняты положительно, и против нового халифа начала формироваться оппозиция из мединской верхушки. Осман восстановил против себя мединскую знать и военную верхушку в связи с тем, что все важнейшие посты в государстве раздал своим родственникам.

alt При Османе (644–656гг.) арабское государство захватило Кипр и Родос. Наследовавший ему Али стал повелителем государства, занимавшего (не считая Аравии) Персию, Сирию, весь Египет и значительную часть северной части Африки.

Исламские завоевания при праведных халифах. I – территория, контролируемая на момент смерти Мухаммада; II – завоёвания при Абу Бакре; III – завоевания при Омаре; IV – завоевания при Османе.

Новый халиф Али ибн Абу Талиб правил империей с 656 по 661г. Али с детства был в центре событий мусульманского мира, так как воспитывался в семье Мухаммеда и был женат на его младшей дочери Фатиме. Слишком быстро взяв власть в свои руки после убийства предыдущего правителя, Али дал повод недоброжелателям обвинить себя в сговоре с убийцами.

В 657г. Али во главе огромной армии отправился покорять Сирию, но выиграть битву не смог и подписал мирный договор с Муавийей, после чего его авторитет внутри государства сразу упал. В халифате сплотилась группа противников Али, называвшая себя хариджитами (в переводе с арабского – «восстать»). Через несколько лет хариджиты создали в исламе отдельное направление, главным постулатом которого являлось положение об отрицании наследственной власти халифов. Летом 658г. Али жестоко расправился с хариджитами, но потерял авторитет власти даже в глазах своих сторонников. Через 2,5 года четвёртый халиф Арабской империи был убит заговорщиками в мечети. К власти пришла династия Омейядов.

После смерти четвёртого праведного халифа Али, зятя пророка, обвинённого в убийстве предыдущего правителя, началась длительная борьба между династиями. После правления четырёх традиционно называемых праведными халифов (Абу Бакра, Омара I ибн ал-Хаттаба, Османа ибн Аффана, Али ибн Абу Талиба) в стране сменились две династии, являвшиеся семье пророка кровными родственниками.

В VII – первой половине VIIIв. были завоёваны огромные территории из бывших византийских и персидских владений, включая Ближний Восток, Среднюю Азию, Закавказье, Северную Африку и Испанию. Арабское войско вступило и на территорию Франции, но было разбито рыцарями Карла Мартелла в битве при Пуатье в 732г.

Али (655г.), зять Мухаммеда, последний из "четырёх праведных халифов", был убит в результате "дворцового переворота", после чего Муавия ибн Абу Суфьян из рода Омейядов завладел упразднённым халифатом (661г.) и провозгласил наследником своего старшего сына Иезида. Таким образом, из государства с выборным правлением образовалась наследственная монархия, а сам Муавия I стал родоначальником династии Омейядов, царствовавшей без перерыва с 661 до 750 года. На протяжении почти ста лет халифами были члены семейства Омейядов, принадлежавшего к роду пророка Мухаммеда. Они управляли из Дамаска, и за время их правления арабы-мусульмане повсюду несли знамя ислама. Побеждая в дальних странах, арабы ссорились у себя на родине, где часто происходили гражданские войны. В конце концов, Омейяды были свергнуты другой ветвью рода Мухаммеда, происходившей от дяди Мухаммеда – Аббаса, отсюда её название – Аббасиды. Аббасиды выступили как мстители за жестокости, совершённые Омейядами, но сами превзошли последних в жестокостях и кровопролитии после того, как одержали победу. Они захватили всех Омейядов, которых сумели найти, и убили их. Так Омейядов сменили Аббасиды и правили 508 лет (750–1258).

До VIII века Арабский Халифат существует в виде единого государства. Сменяются правящие династии, несколько раз переносится столица государства: первоначально (656–661) – это Куфа, во время правления династии Омейядов – Дамаск (Сирия), во время правления Аббасидов – Багдад (специально построенный столичный город в Ираке). Столица была перенесена из Дамаска в Багдад, в Ираке. Уже само по себе это перенесение столицы было примечательным, так как Багдад был летней резиденцией персидских царей. А поскольку Багдад был дальше от Европы, чем Дамаск, то Аббасиды больше ориентировались на Азию, чем на Европу. Правда, предпринимались ещё не раз попытки захватить Константинополь и было много войн с европейскими государствами, но большинство этих войн было оборонительными. Дни побед, видимо, прошли, и аббасидские халифы стремились консолидировать ту часть империи, которая ещё оставалась в их владении. Она была достаточно велика, эта часть, даже без Испании и Африки.

Багдад! Город, который вырос при аббасидских халифах, и был городом «Тысячи и одной ночи». Это был огромный город дворцов и общественных учреждений, школ и колледжей (медресе. – Ред.), больших магазинов, парков и садов. Купцы вели громадную торговлю и с Востоком и с Западом. Толпы правительственных чиновников поддерживали постоянную связь с далёкими краями империи, управление становилось всё более и более сложным, и правительство было разделено на множество департаментов. Эффективная почтовая служба связывала столицу со всеми уголками империи. Больниц было множество. В Багдад приезжали со всего мира, особенно учёные, студенты, художники, так как было известно, что халиф гостеприимно принимает всех, кто образован и искусен в художестве. Арабы обладали духом научного исследования, поэтому их можно считать отцами современной науки. В некоторых отраслях, таких, как медицина и математика, они многому научились у Индии. В Багдад приезжало много учёных-математиков. Много арабских студентов отправлялось в Такшашилу в Северной Индии, которая всё ещё была великим университетом с медицинской специализацией. Санскритские книги по медицине и другим отраслям специально переводились на арабский язык. Многому, например, изготовлению бумаги, арабы научились у Китая. Но на основе знаний, заимствованных у других, они предпринимали собственные исследования и совершили ряд важных открытий. Первый телескоп и первый морской компас были изготовлены арабами. Арабские врачи и хирурги славились во всей Европе.

Крупнейшим центром всей этой интеллектуальной деятельности был, разумеется, Багдад. Другим центром, на Западе, была Кордова, столица арабской Испании. В арабском мире существовало много других университетских центров, где процветала интеллектуальная жизнь, – среди них были Каир, или ал-Кахира (Победоносный), Басра и Куфа. Но над всеми этими знаменитыми городами возвышался Багдад, «столица ислама, око Ирака, трон империи, центр красоты, культуры и искусства», как описывает его один арабский историк. Население его превышало два миллиона человек, таким образом, Багдад был гораздо крупнее, чем современные Калькутта или Бомбей.

Сам халиф жил в большой роскоши, окружённый рабами, его жёны находились в гареме. Империя Аббасидов оказалась в зените своей внешней славы при Харун-ар-Рашиде, правившем в 786–809 годах. К Харуну прибывали посольства от китайского императора и с Запада от императора Карла Великого. Багдад и владения Аббасидов в те времена далеко опережали Европу, за исключением арабской Испании, в искусстве управления, в торговле и развитии образования.

Вскоре после смерти Харун-ар-Рашида для Арабской империи начались трудности. Возникали беспорядки, губернаторы провинций превратились в наследственных правителей. Халифы становились всё более и более бессильными, пока не наступило такое время, когда единство ислама стало делом далёкого прошлого. Повсюду от Египта до Хорасана в Центральной Азии возникали независимые царства. А из областей, расположенных дальше к востоку, на запад по-прежнему двигались кочевые племена. Древние тюркские племена Центральной Азии сделались мусульманскими, они известны как турки-сельджуки. К изумлению Европы, они полностью разгромили византийскую армию Константинополя.

Христианские нации Европы организовали крестовые походы, чтобы сражаться против мусульман и отвоевать свой священный город – Иерусалим. На протяжении более ста лет христианство и ислам боролись за господство в Сирии, Палестине и Малой Азии, они истощили силы друг друга и полили человеческой кровью почти каждую пядь земли в этих странах. Процветавшие прежде города лишились своей торговли и утратили былое величие, а богатые нивы превратились в пустыни.

Однако постепенно происходит политический распад Халифата с образованием фактически самостоятельных государств. Первым в 884г. отделился назначенный халифом наместник в Египте, Ахмед-ибн-Талун, турок по происхождению. Позднее стали отделяться и другие роды, основавшие отдельные династии. Между тем над халифатом сгустились тучи – с запада пришли крестоносцы, посланные Папой Римским Урбаном II отвоёвывать у мусульман Священную землю. Иерусалим был взят крестоносцами в 1096 году. Здесь, можно сказать в самом центре земель Халифата, было создано христианское Иерусалимское королевство, которое просуществовало без малого столетие.

И когда мусульманское государство в лице Салах-эд-Дина (Саладина) между 1171 и 1192 годами вновь обрело храброго и удачливого в войнах правителя (в 1187г. Саладин выбил христиан из Иерусалима), на него надвинулось сокрушительное нашествие монголов. Из степей, простирающихся от китайской и сибирской границ до Каспийского моря, полчища монголов, предводительствуемые Чингисханом, подобно потоку лавы разлились по цветущему Хорезму. Они опустошили Хорасан и за несколько лет подчинили себе почти всю Персию.

В истории Арабского халифата, обычно выделяют два периода: дамасский, или период правления династии Омейядов (661–750гг.), и багдадский, или период правления династии Аббассидов (750–1258гг.), которые соответствуют и основным этапам развития арабского средневекового общества и государства.

Первая династия Омейядов просуществовала с 661 по 750г. Во время её правления были определены географические контуры нового арабского государства, в которое входили многие страны, начиная от Ирана на востоке и до Египта и других североафриканских территорий на западе.

В 750г. Омейяды были отстранены от власти представителями другой линии рода пророка, чья династия получила наименование Аббасидов. Пределы халифата несколько сузились:

— спасшийся Омейяд Абд ар-Рахман I положил в Испании первое начало (755) независимому Кордовскому эмирату, который с 929 года официально титулуется «халифат» (929–1031);

— 30 лет спустя Идрис, правнук халифа Али и потому одинаково враждебный как Аббасидам, так и Омейядам, основал в Марокко алидскую династию Идрисидов (785–985), столицей которой был город Тудга;

— остальная часть северного берега Африки (Тунис и пр.) была фактически потеряна для Аббасидского халифата, когда назначенный Харуном ар-Рашидом наместник Аглаб явился основателем в Кайруане династии Аглабидов (800–909).

Возобновлять же внешнюю завоевательную политику против христианских или других стран Аббасиды не считали нужным, и хотя по временам возникали военные столкновения и на границах восточных, и на северных (вроде двух неудачных походов Мамуна на Константинополь), однако, в общем, халифат жил мирно. Новые халифы правили в пределах одной династии до 1258г., пока монголы положили конец существованию великого и знаменитого города Багдада.

В XI–XII веках монголы занимали примерно ту же территорию, что и ныне и делились на несколько племён. Наиболее крупными племенами были: меркиты, тайгидты, татары, найманы, кэриты и др. Ведя сходный образ жизни, эти племена были во многом похожи друг на друга. Во главе племён стояла аристократия – богатуры (богатыри) и нойоны (господа). Они правили кочевыми родами, члены которых делились на нокоров (нукеров), т.е. полнокровных войнов, и рабов. Рабами были военнопленные и члены обедневших, обессилевших родов. Чингисхан первоначально носил имя Тэмучжин (по другой транскрипции – Темучин), монгол, который жил с 1155 по 1227гг. и как о нём говорили, поколебал землю. Чингисхан действительно потряс всю Азию и Европу. Всё, что до смерти Чингисхана в 1227 году избегло его грозного меча, подверглось жестокому гонению при его ближайших преемниках – Джучи, Джагатае, Угэдэе и Тули. Чуть позже Хулагу-хан завершил завоевание Персидского государства и, завладев Багдадом5 в 1258г., положил конец Халифату.

Во время перехода власти от одной династии к другой были истреблены сотни Омейядов, представлявшихся Аббасидам не только соперниками на троне, но и религиозными противниками. Династия Омейядов не совсем прекратила своё существование: на территории Пиренейского полуострова, в Испании, оставшимися в живых Омейядами был создан так называемый Кордовский халифат.

7.9.1.1 Кордовский халифат и общество "Сефардим" (780 – 1031, 1085 – 1492)

Высадившись на Пиренейском полуострове в 711г. арабы (мавры, т.е. "тёмные") под предводительством Тарика ибн Зияда и Мусы в течение пяти лет завоёвывают вестготскую Испанию и продолжают двигаться дальше на север и во Францию. Их останавливает лишь Карл Мартелл, одержав победу над ними при Пуатье (732). На много веков вся Португалия и вся Испания, кроме самой северной её части, Астурии, оказались под властью арабских завоевателей. Некоторое время испанские владения входили в состав единого Арабского Халифата, однако уже с 780г. фактически отделились от него (при Абд-аль-Рахмане бен Муавия).

Что принесли в Испанию завоеватели? Цивилизацию.

Мавры в прямом смысле слова оживили полуостров. Используя египетские и римские знания об ирригации и использовании тающих снегов, они "напоили" жаркий засушливый полуостров водой, усадили его садами и парками, населили животными и птицами. Они застроили города Испании красивейшими дворцами и замками, осветили улицы, провели водопроводы. Каждый крупный город имел библиотеку с тысячами драгоценных рукописных фолиантов. Они покровительствовали наукам и искусствам, призывая к своим просвёщенным дворам художников и ученых.

Мавры привезли в Испанию и приспособили к местным условиям шелковичных червей, овец и хлопчатник. В скором времени здесь возникли все соответствующие промыслы. Уже с IXв. заслуженной славой пользовались испанские ткани. Из многочисленных местностей, занимавшихся производством шёлковых материй, наибольшую известность приобрели Кордова, Севилья, Лисбона (Лиссабон) и Альмерия. В одной Альмерии в Хв. насчитывалось не менее восьмисот мастерских, которые занимались изготовлением исключительно шёлковых и парчовых кафтанов. Гранада славилась преимущественно штофными материями и бархатом, Кордова – превосходными тонкими кожаными изделиями, не считая других многочисленных промыслов. Получившая название от этого города кордуанская кожа ценилась столь же высоко, как сафьян (название которого произошло от Саффи, местечка в Марокканской области, где выделывались эти знаменитые на весь мир кожи).

Арабы также умели составлять особую массу для производства фарфора. Они замечательно владели искусством обработки металлов, используя различные способы орнаментовки с одинаковым совершенством. Они умели путём ковки придавать металлу любую толщину и форму. Скоро изготавливаемое ими оружие и доспехи приобрели громкую известность. Произведения испанских мастеров отличались великолепными арабесковыми украшениями и продавались по высоким ценам.

Мавры отличались веротерпимостью и легко уживались и с мирными христианами, и с евреями (так, они "приютили" всюду гонимых евреев и позволили им создать общество "Сефардим" ("Сефард" в переводе с иврита – Испания). Словом, всюду, где поселились арабы, наблюдался экономический и культурный подъём.

В Астурии, единственной области Испании, оставшейся свободной, началась Реконкиста – освободительное движение испанцев и португальцев – коренного населения, крещённого в христианство, нищего и неграмотного (от последнего крестьянина до короля). Реконкиста длилась 8 столетий (с переменным успехом) до полной ликвидации власти мавров на всём полуострове. Начало Реконкисты знаменует битва при Кавадонге (772г.), когда небольшая армия вестготского короля Пелайо нанесла маврам первое символическое поражение. Пелайо и его приемники создали небольшое, но крепкое королевство, в задачу которого вначале входило удерживать мавританцев, а затем – теснить их дальше на юг.

К XIв. происходит распад мавританского государства на изолированные княжества (в 1031 году прекратил своё существование Кордовский халифат). Отчасти этому способствовала война с христианами, отчасти – внутренние распри. Но когда в 1085г. королём Леона и Кастилии – Альфонсо VI – был взят Толедо, мавры вынуждены были просить военной помощи в северной Африке. Помощь пришла: племя Альморавидов вновь захватило огромную часть Андалузии и утвердилось в ней до 1144г. Позже Альмаравидов сменили Альмохеды, правившие до 1212г.

1212 год стал переломным в истории Испании. Кастильские войска разгромили мавров в битве при Лас-Навас-де-Толоса. Мавры уже не смогли оправиться от этого поражения. Вскоре были заняты Кордова, Севилья, освобождена Португалия.

У мавров оставался последний оплот на Пиренейском полуострове – самая южная его территория – Гранадский Эмират. Гранадский эмират пал в 1492г. (в том самом году, когда Колумб открыл Америку). Власть мавров была ликвидирована. Реконкиста закончилась.

К тому времени в Испании уже действовала Священная Инквизиция (с 1478г.). Евреи, мирно уживавшиеся с маврами, были изгнаны с полуострова. Мавры остались – они слишком много знали и умели: делать замечательные вещи, добывать воду, лечить, торговать, воевать, да просто – жить зажиточно, чисто и красиво. "Христианские короли", Фердинанд и Изабелла, видимо, поняли, что с изгнанием мавров можно потерять больше, чем найти. Для начала они разрешили маврам селиться в особом квартале Мадрида, вокруг мечети. Эксперимент удался – квартал быстро богател и обогащал город, он был красивым и чистым, и многие христиане старались селиться поближе к нему. Постепенно такие кварталы возникли во многих (если не во всех) городах Испании.

И всё-таки, лучше всего мавры умели строить. Их искусство использовалось при строительстве новых христианских храмов. В Испании сложился неповторимый мавританский архитектурный стиль (мудехар), сочетающий в себе лучшие черты исламской и христианской культур (в этом стиле построены, например, многие церкви Толедо: церковь Сантьяго дель Аррабаль (так называемый "Собор Мудехар", один из лучших образцов этого стиля), церковь Сан Андрес, сочетающая в себе элементы архитектуры мудехара и поздней готики и др.).

7.9.1.2 Египетский (Каирский) халифат (884 – 1169)

Первым на Западе Арабского халифата в 884г. отделился назначенный халифом наместник в Египте, Ахмед-ибн-Талун, турок по происхождению. Египет вместе с Сирией отделился под властью Тулунидов (868–905). Позднее стали отделяться и другие роды, основавшие отдельные династии.

Однако после падения Тулунидов Сирия и Египет в течение 30 лет снова находились под управлением аббасидских наместников, но в 935г. Ихшид основал свою династию (935–969), и с тех пор ни одна область к западу от Евфрата (Мекка и Медина тоже принадлежали Ихшидам) не подчинялась светской власти багдадских халифов, хотя их права духовных владык признавались повсюду6 – с их именем чеканилась монета и читалась общественная молитва (хутба).

Шиитская секта исмаилитов, очень хитро реформированная (ок. 864) Абдаллахом ибн-Меймуном для тайной, коварной борьбы власть, также сделалась могущественной политической силой, особенно её ветвь Карматы7; когда в 890 г. карматами была построена в Ираке сильная крепость Дар-оль-хиджра, ставшая оплотом для новообразованного грабительского государства, с тех пор «все боялись исмаилитов, а они никого», по выражению арабского историка Новейрия, и карматы распоряжались, как хотели, в Ираке, Аравии и пограничной Сирии. В 909г. карматам удалось основать в северной Африке династию Фатимидов (909–1169), которая в 969г. отняла у Ихшидов Египет и южную Сирию и провозгласила Фатимидский халифат; власть фатимидского X. признала и северная Сирия с её талантливой династией Хамданидов (929–1003), у которой нашла покровительство свободомыслящая арабская философия, наука и поэзия.

7.9.1.3 Фатимидскийхалифат (969 – 1157)

Фатимиды захватили Египет в 969 году, и к 970 году их войска достигли Сирии с целью свергнуть Аббасидский халифат в Багдаде. Правители фатимидской династии решили перенести свою столицу в Египет, который находился ближе к их противникам в Ираке, а также славился своим богатством. Они построили новый город к северу от старого мусульманского центра Аль-Фустат. Новая столица была названа Аль-Кахира (Победоносный), впоследствии ставшая широко известной на английском языке как Каир.

Несмотря на первоначальные успехи в войне против Аббасидов, Фатимидам так и не удалось завоевать Ирак, и они на протяжении века сражались в Северной Сирии против Аббасидов и византийцев.

В XI веке турецкие племена из Центральной Азии разбили слабую оборону восточных границ халифата. Турки, недавно принявшие ислам, установили могущественный сельджукский султанат (царство) на землях аббасидского халифа, ставшего политической пешкой в их руках, они атаковали Фатимидов в Сирии.

Между тем Фатимиды создали могущественную региональную империю с центром в Египте, которая включала в себя большую часть Северной Африки, Сирии и Западной Аравии и торговые колонии в Йемене и Западной Индии. Первые правители открыли торговые пути в Индию, и Египет процветал. Каир начал соперничать с Багдадом в великолепии и роскоши: торговля и производство процветали, и он стал интеллектуальным и культурным центром.

Однако вскоре государство Фатимидов было втянуто в войну с крестоносцами. В то время не было равного по силе противника войскам, участвовавшим в Первом крестовом походе, когда в 1098–1099 годах была завоёвана Сирия и Палестина. Крестоносцы неоднократно отражали попытки Фатимидов вернуть Палестину.

В XII веке маленькое, но могущественное новое турецкое государство было создано в глубине Сирии.

Осознавая важность Египта, крестоносцы и сирийские турки соперничали между собой за получение контроля над Египтом. В итоге турки одержали победу, что привело к падению Фатимидского халифата. Турецкими войсками в Египте командовал курд по имени Салах ад-Дин, известный на Западе как Саладин.

7.9.1.4 Сельджуки (1030 – 1243)

Сельджуки, ветвь тюрок-огузов (туркмен, первоначально жили на Сырдарье), названная так по имени их предводителя Сельджука (10 – начало 11вв.), а также одно из названий созданной ими мусульманской династии Сельджукидов. В 30-х гг. 11в. сельджуки получили на вассальных условиях от государства Газневидов земли в Хорасане, а затем восстали против Газневидов и одержали над ними победу при Данденакане (1040).

В 1042 году Тогрул-бек направил 10-тысячную конницу в Восточную Анатолию. Затем настала очередь Закавказья – Азербайджана, Грузии, Армении. Любопытным было отношение сельджукских правителей к противнику. Так, в "Акбар…" говорится: "Султан написал царю грузин, что тот должен либо принять ислам, либо выплачивать джизью, и (царь) согласился на (выплату) джизьи". Напомним, что джизья – подушный налог, взимавшийся мусульманским государством с ахл ал-китаб, т.е. с "людей Писания", за оказываемое им покровительство. Таким образом, Грузия, как и Армения, остались в русле христианской традиции, в то время как в Азербайджане утвердился ислам.

Затем начались рейды сельджуков в пределы самой Византии, и под натиском их войск пали Эрзурум (Арзрум), Карс, Малатья (ныне это административные центры одноимённых областей Турции – илей). Хотя завоевания сельджуков проходили под знамёнами ислама, однако некоторые войны они вели против своих же единоверцев. Правда, в таких случаях приводился другой довод – "за чистоту веры", что имело определённое значение, когда сельджуки, будучи суннитами, встречались на поле боя с шиитами. Но даже в рамках обширной суннитской ветви ислама сельджуки, в зависимости от складывавшейся политической ситуации, могли использовать в свою пользу собственную принадлежность к ханафитскому мазхабу (религиозно-правовой школе), если соперник придерживался другого мазхаба.

Между тем Арабский халифат продолжал клониться к упадку, и сельджуки довольно легко овладели его столицей Багдадом в 1055г. Тогрул-бек перенёс свою столицу из среднеазиатского Мерва в персидский Исфахан и объявил себя защитником халифа, а тот, в свою очередь, присвоил Тогрул-беку титул "малик (т.е. царь) Востока и Запада". В 1062 году он во главе большой армии появился в Азербайджане, и тут следует вспомнить, что с сельджуками и в более широком смысле с огузами оказалась связанной и этническая история азербайджанского народа, как позже и турецкого.

Сельджуки во главе с Тогрул-беком (1038–63), принявшим титул султана, между 1040 и 1050 захватили Хорезм, почти весь Иран, в 50-х гг. 11в. Азербайджан, Курдистан и Ирак (в 1055 заняли Багдад).

Продвижение сельджуков на запад вызвало настоящую миграцию огузо-туркменских племён. Они отправлялись в дальний путь со своими семьями, табунами лошадей и верблюдов, стадами овец, проникнув вплоть до Анатолии. По пути следования они оседали, постепенно забывая о кочевом образе жизни и налаживая мирное сосуществование с местными жителями.

Тем временем военные действия продолжались. Султанская армия Алп-Арслана предприняла новые походы в Закавказье и Малую Азию. В этом контексте решающее значение приобрела её битва под Манцикертом в 1071 году, ставшая одной из самых значимых в раннем Средневековье. Сельджукиды полностью разгромили огромную византийскую армию, и в плен к ним попал сам император Византии Роман IV Диоген. Эта победа открыла им путь вглубь Малой Азии. Под власть Алп-Арслана попали такие города, как Мардин, Мараш, Кайсери, а также Конья. Здесь был образован Конийский (Иконийский, Румский) султанат – первое государство сельджуков (1077–1307) на территории современной Турции. При Алп-Арслане (1063–72) была завоёвана Армения (1064), одержана победа над византийцами при Манцикерте (1071). Между 1071 и 1081 сельджуки завоевали Малую Азию и некоторые другие территории.

К тому времени главный султанский трон перешёл по наследству к сыну Алп-Арслана, Маликшаху, который был образно назван "самой крупной жемчужиной в ожерелье сельджукских маликов" (владык), а его 20-летнее правление сравнивали с "весной Сельджукской династии". Действительно, это был период наивысшего могущества их державы. Для того чтобы упорядочить бюрократический аппарат огромного государства, Маликшах и его знаменитый визирь Низам ал-Мульк ("Устроитель державы"), автор "Книги о правлении", провели административную реорганизацию государств и ряд других важных реформ. К этому периоду относятся большие экономические преобразования и крупные строительные работы, получили дальнейшее развитие культура и искусство. То было время, когда творили такие выдающиеся личности, как Махмуд Кашгари, автор первого "Словаря тюркских наречий", ал-Газали, оказавший огромное влияние и на европейскую философию, Омар Хайям, чьи бесподобные рубаи остаются бестселлером по сей день, и много других известных учёных, богословов, поэтов.

Один из армянских авторов называет Маликшаха "человеком милосердным, благомыслящим и расположенным к христианам султаном". Но и при его правлении, когда "ветры насилия не шевелились и крылья зла были обрезаны", продолжали расширяться границы Сельджукской державы. Были заняты Сирия и Палестина, священные города мусульман Мекка и Медина, и политическое влияние Сельджукидов распространилось вплоть до фатимидского Египта.

При султане Мелик-шахе (1072–92) государство сельджуков достигло наибольшего политического могущества, подчинив себе также Грузию и государство Караханидов в Средней Азии. Феодализировавшаяся военно-кочевая знать огузов и других тюркских племён, завладев на правах акта (военного лена) обширными землями, проявляла центробежные стремления. Иранская гражданская бюрократия, на которую стали опираться султаны, была заинтересована в существовании сильной центральной султанской власти. Выразителем интересов этой группы класса феодалов был Низам аль-Мульк. Однако в государстве сельджуков продолжался процесс феодальной раздробленности: при Мелик-шахе образовались султанаты, в которых правили ветви династии Сельджукидов, лишь номинально зависимые от центральной власти («Великого Сельджука»): Керманский султанат (1041–1187), Румский (в Малой Азии, 1077–1307), Сирийский (1094–1117). Однако после смерти султана Маликшаха в 1094 году стали углубляться внутренние противоречия в государстве сельджуков и наступил продолжительный период междоусобиц.

После первого крестового похода (1096–99) сельджуки потеряли Палестину, а затем Сирию, прибрежные области Малой Азии, Грузию. После смерти Мелик-шаха феодальные междоусобия осложнились движением исмаилитов. В 1118 государство сельджуков было разделено между сыновьями Мелик-шаха: Санджару достались восточные области со столицей в Мерве, Махмуду – западный Иран и Ирак (т.н. Иракский сельджукский султанат, 1118–94).

Санджар (1118–57) вёл борьбу с крупными окраинными феодалами, добивавшимися самостоятельности. Потерпев поражение от каракитаев, Санджар утратил верховную власть над Средней Азией (1141); в 1153 после поражения, нанесённого ему балхскими огузами, огузы разграбили Мерв, Нишапур, Туе и другие города Хорасана.

Лишь при почти 40-летнем правлении одного из его сыновей, султана Санджара, "последнего великого сельджука", ещё удавалось как-то сохранять формальное единство державы, хотя практически она уже распалась. Со смертью Санджара (1157) прекратилась власть «Великих Сельджукидов» в Хорасане.

После тридцатилетних феодальных междоусобий Хорасаном, Керманом и западным Ираном овладели хорезмшахи. Стали самостоятельными Восточно-Сельджукский султанат (в Средней Азии), Иракский и Конийский султанаты в Малой Азии, где правил Сулейман ибн Кутулмыш, один из родственников султана Маликшаха. Пользуясь ослабленностью императорской власти в Византии, где не утихала борьба за трон, он даже захватил Никею (ныне Изник) и вышел к побережью Мраморного моря.

В конце XI века начались крестовые походы, приведшие в 1204 году к падению и разграблению крестоносцами Константинополя. Ранее, в 1097 году они отобрали у сельджуков Никею и завоевали часть Конийского султаната.

А затем, ещё большая угроза обозначилась на восточных границах, где наступали монголы. В 1243 году султанат стал вассалом монгольских правителей Ирана, получивших позже название Хулагуидов (по имени Хулагу, внука Чингиз-хана). Однако первый малоазийский султанат сельджуков выжил в этот трудный период своей недолгой истории, успев заложить корни будущей цивилизации.

Правление Сельджукидов продолжалось немногим более 150 лет. Тем не менее оно составило целую эпоху как в истории мусульманства, так и в жизни того огромного региона, который они завоевали – от китайского Кашгара, афганского Герата и всей Средней Азии до Закавказья, Западной и Передней Азии вплоть до Йемена, Средиземного и Чёрного морей. Сельджуки, эти бывшие неприхотливые кочевники-тюрки, принявшие ислам, словно продлили жизнь ослабевшему к тому времени Арабскому халифату и сохранили на какой-то период единство большей части мусульманского мира, но уже за счёт тюркского фактора. Из среды этих тюрков (сельджуков, в более широком смысле огузов, а также отчасти кыпчаков – северной ветви тюркских племён) вышли те самые войны, в том числе мамлюки, которые сначала остановили продвижение крестоносцев, а затем нанесли им непоправимый удар, положив конец их притязаниям на ближневосточные земли.

7.9.1.5 Османы (1281 – 1922)

Появление османов в Анатолии приходится на XIII век, когда часть тюрко-огузских племён под натиском монголов двинулась далее на запад. Среди них были и люди из рода Кайи, которых привёл сюда их вождь Сулейман. Как гласит легенда, его сын и преемник Эртогрул (или Тогрул) оказал помощь одному из конийских султанов во время сражения с монголами. В благодарность за эту помощь султан выделил Тогрулу солидный земельный надел в Карача-Даге, который простирался от Эскишехира почти до Коньи. Здесь у Тогрула родился сын, названный именем Осман и давший своё имя будущей империи. В хрониках за 1281 год содержится упоминание о том, что он унаследовал от отца право на владение фамильным "бейликом" (землёй и населявшими её людьми). Когда Осман подрос, ему удалось расширить территорию этого небольшого княжества. В его состав позже вошли такие известные города, как Изник (Никея) и Бурса (Брусса), где позже был похоронен основатель Османского государства.

Османский бейлик образовался на базе находившегося в районе Эскишехира небольшого уджа, владельцем которого был отец Османа, Эртогрул, утвердившийся здесь в первой половине XIIIв. После монгольского нашествия зависимость правителей бейлика от сельджукского правительства стала чисто номинальной. Принято считать, что около 1300г. Осман окончательно освободился от подчинения Сельджукидам и стал проводить самостоятельную политику, нацеленную на расширение своих владений.

Бейлик Османа уступал другим княжествам и по размерам своей территории, и по уровню социально-экономического развития. Однако как географическое положение, так и политическая ситуация, сложившаяся в Малой Азии к началу XIVв., благоприятствовали его быстрому расширению. Район, ставший первоначальным ядром будущего Османского государства, был весьма отдалён от тех областей, где господствовали монголы, и потому правители бейлика, признавая себя вассалами монгольских ханов, были фактически самостоятельны в своей политике. Соседние княжества не придали большого значения начальным успехам османцев.

Людям Османа, "газиям" (борцам за веру), приходилось вести нелёгкую борьбу за свою независимость. С запада Малую Азию продолжали атаковать крестоносцы, поставившие под угрозу само существование Византийской империи. На востоке не прекращали боевых действий монголы, под ударами которых пал сосед Османовского бейлика, Конийский султанат. Он распался на ряд бейликов, но османы сумели воспользоваться создавшейся ситуацией, и в течение одного века овладели почти всей Малой Азией.

Родилась новая, Османская империя, которая явилась одним из важнейших факторов мировой истории, и она просуществовала до начала XX века. Важным фактором, способствовавшим росту Османского княжества, было его соседство с Византией. Военные действия, которые направили вожди бейлика против последних владений слабеющей империи в Малой Азии, позволили им существенно расширить его границы и вместе с тем обеспечили постоянный приток новых сил из других тюркских княжеств Анатолии, прибывавших для участия в "священной войне" против "неверных".

В результате ряда походов, осуществлённых ещё при жизни Османа, была захвачена территория вокруг хорошо укреплённой крепости Бруса (Бурса), взять которую удалось сыну Османа – Орхану (1324–1362). Она стала столицей княжества. Затем пали и другие крупные византийские города – Никея (Изник) и Никомедия (Измит). К началу 50-х годов XIVв. турки-османы оказались перед черноморскими проливами. Преодолеть их и захватить столицу Византии они не смогли. В этих условиях основным объектом новых захватнических планов стали земли, лежавшие за Босфором и Дарданеллами.

Внутреннее управление Османского бейлика на первых порах было крайне примитивным. Осман и Орхан утверждались в звании бея на совете племенной знати. Бей выступал прежде всего как военачальник, а основной его функцией являлась организация военного дела для осуществления грабительских походов против соседей. В качестве ближайших сподвижников бея выступали его родственники – сыновья, братья, которых он назначал правителями захваченных городов и крепостей.

По мере расширения Османского бейлика усложнялась система его управления. При Орхане появились первые везиры, вместо прежних уделов начало вводиться административно-территориальное деление завоёванных земель, стала чеканиться собственная монета – акче. Менялась и военная организация. Были созданы отдельные отряды пехоты (пияде) и конницы (мюселлем). Во время походов войны, входившие в эти отряды, получали жалованье в размере 1 акче ежедневно. В мирной обстановке они обрабатывали земли, выделенные им для личного пользования центральной властью и освобождённые от налогов. Так был сделан первый шаг на пути перехода от племенного ополчения к феодальной армии. Хотя созданное в первой половине XIVв. войско состояло в основном из пеших и конных общинников-ополченцев (соответственно азапов и акынджи), военные преобразования в Османском бейлике свидетельствовали о далеко идущих планах его правителей. Новое войско должно было обеспечить объединение Малой Азии под их властью.

Осуществление этих планов растянулось на многие десятилетия, хотя ситуация, сложившаяся во второй половине XIVв., несомненно, благоприятствовала складыванию единого тюркского государства в Анатолии.

При всех своих различиях малоазийские эмираты, в том числе и Османский бейлик, были однотипными государственными образованиями. Об этом свидетельствует практически одновременное появление в них практики раздачи условных земельных пожалований – тимаров. При всей спорности вопроса о происхождении тимаров нельзя не признать, что в них отразились как аграрные порядки, существовавшие в мусульманских странах Ближнего и Среднего Востока (в частности, институт икта), так и византийские формы феодального землевладения (прения).

В бейликах складывались схожие формы государственного устройства, чему в немалой степени способствовал приток мусульманского духовенства из разных стран исламского мира. Привлечение учёных-богословов (улемов) к административному управлению существенно укрепляло тенденцию к усилению централизованной власти. Благодаря усилиям улемов суннитский толк ислама приобрёл господствующее влияние.

Во всех княжествах активно шли процессы исламизации и языковой ассимиляции местного греческого и армянского населения. Одновременно наблюдался рост этнического самосознания самих турок, отразившийся в создании многочисленных литературных и научных произведений на старотурецком (анатолийском тюркском) языке. Он же стал употребляться и в делопроизводстве вместо ранее использовавшегося персидского языка. Историки связывают с этими переменами зарождение турецкой культуры, важнейшего компонента в процессе этногенеза турок.

Политическая ситуация сложилась таким образом, что именно османским правителям удалось утвердить свою ведущую роль среди малоазийских беев.

Этому в большой степени способствовала их завоевательная политика в Юго-Восточной Европе. Свои первые захваты турки-османы совершили в 1352 – 1357гг., выступая в качестве союзников различных претендентов на византийский престол. Используя сложную политическую обстановку на Балканах, они сумели в течение последующих 30 лет овладеть значительной частью полуострова. Свою столицу они перенесли из Малой Азии на Балканы – в Адрианополь (Эдирне). Оставив Константинополь в тылу, турецкие войска двинулись на север против Сербии. Решительная битва произошла на Косовом поле в 1389г., когда собранное сербским деспотом Лазарем ополчение из сербов и босняков потерпело поражение. Эта неудача решила судьбу сербского государства, потерявшего свою независимость.

В 1393г. турки-османы овладели столицей Болгарии – г.Тырнов, а в 1396г. они столкнулись под стенами Никополя, что к югу от Дуная, с объединёнными силами венгров, валахов, болгар и европейских рыцарей-крестоносцев, насчитывавшими около 60 тыс. человек, и в кровопролитном сражении разгромили их.

Османская экспансия на Балканах вызвала экономический упадок балканских стран. По существу, установление османского господства в Юго-Восточной Европе привело к несомненной приостановке естественно-исторического развития балканских народов.

Иным было влияние военных экспедиций на самих завоевателей. Если вначале их действия носили характер грабительских набегов, то в дальнейшем всё большее значение приобретает захват земель с целью взимания дани с покорённых народов и наложения на них разного рода повинностей. В короткий срок небольшой пограничный бейлик превратился в обширное государство. Быстро изменялась и его внутренняя организация. Прежние вольница кочевников-газиев и удельная форма правления захваченными областями уступали место сильной центральной власти. Эта тенденция, обозначившаяся ещё при Орхане, стала особенно заметной при его преемниках – Мураде I (1362–1389) и Баязиде I (1389–1402). Стремясь подчеркнуть могущество правящей династии, Мурад незадолго до смерти принял титул султана.

Османская экспансия на Балканах привела к включению в состав государства народов, которые резко отличались от самих завоевателей как по уровню социально-экономического и культурного развития, так и по этноконфессиональной принадлежности. Отсутствие прочных экономических и социальных связей между подданными султана заставляло правящую верхушку уделять особое внимание не только военной силе, но и исламу, как важнейшему фактору духовного единения. Поэтому первостепенное значение придавалось распространению мусульманской религии на вновь завоёванных территориях в Юго-Восточной Европе, как за счёт насильственной исламизации населения, так и путём создания многочисленных религиозно-культурных центров на базе вакуфной собственности.

Усиление могущества Османского султаната позволило его правителям подчинить своей власти и малоазийские бейлики. Действуя с помощью подкупов, династийных браков и прямых военных захватов, они утвердились на значительной части Анатолии вплоть до городов Сиваса, Кайсери и верхнего течения Евфрата.

Сын погибшего в битве на Косовом поле Мурада I, Баязид, прозванный за свои быстрые военные успехи на Балканах и в Малой Азии Йылдырым ("Молниеносный"), стремился к превращению османского государства в империю. Он задумал завоевание Константинополя и приступил к строительству большого флота для осады этой первоклассной крепости. Однако в 1402г. в Малую Азию вторглись войска Тимура.

Баязид встретил неприятельские войска у Анкары. Исход сражения решила измена малоазийских беев, перешедших со своими отрядами на сторону Тимура. Армия Баязида была разгромлена, а сам султан и два его сына попали в плен.

Нашествие Тимура опустошило Малую Азию. Под угрозой оказалось будущее Османского султаната, поскольку Тимур восстановил Караман и другие бейлики и резко сократившиеся османские владения в Анатолии разделил между сыновьями Баязида. В 1404г. грозный завоеватель вернулся в Среднюю Азию. После ухода его войск началась ожесточённая борьба между сыновьями Баязида, каждый из которых пытался занять престол умершего в плену отца. Спустя несколько лет из всех братьев в живых осталось лишь двое – Муса и Мехмед. В 1413г. в решающем бою Муса потерпел поражение, а затем был схвачен и обезглавлен. Мехмед (1413–1421) стал единовластным хозяином османских владений в Европе и Малой Азии.

Укрепив своё положение в государстве, османская правящая верхушка вновь начала завоевательные походы на Балканах и в Анатолии. Вторичным подчинением большинства малоазийских эмиратов в 1425г. завершается переходная "эпоха бейликов". В рамках этого периода происходит и становление Османского государства, проделавшего эволюцию от "варварского" княжества до обширного султаната, но сохранившего свою ориентацию на внешнюю экспансию, захват и ограбление соседних стран.

К середине XVв. чётко определяются основные черты османского общественно-политического строя. Одним из важнейших его компонентов стала тимарная система. Первые пожалования, как правило, представляли лишь право сбора какой-то доли податей с завоёванных земель. Получатели тимаров – сипахи – держали их при условии обязательного выполнения опредёленной, чаще всего военной службы. Постепенно пожалования превратились в ненаследственные земельные держания, различавшиеся прежде всего по величине поступлений с них. Собственно тимарами считались владения, приносившие от 3 до 20 тыс. акче в год. Получавшие их сипахи стали называться тимариотами. Более крупные земельные пожалования – зеаметы – обеспечивали их держателям (займам) доход от 20 до 100 тыс. акче. Самыми значительными условными владениями были хассы с поступлениями свыше 100 тыс. акче. Их получали лица, занимавшие высшие государственные посты, на время своей службы.

Тимарная система должна была обеспечить воспроизводство основной массы сипахи – наиболее многочисленной прослойки складывающегося господствующего класса. Авторы XV–XVIвв. относили их к категории "мужей меча", поскольку сипахи были обязаны не только нести военную службу в рядах конного ополчения, но и отвечать за поддержание порядка на местах и исправное выполнение зависимым крестьянством повинностей перед государством. Само возникновение этой системы стало возможным в результате расширения османских владений за счёт Византии и балканских государств. В свою очередь, увеличение численности владельцев тимаров означало значительное повышение военного потенциала Османского государства, а следовательно, и возможности продолжения и расширения масштабов агрессивной внешней политики. Вместе с тем широкая раздача завоёванных земель в качестве условных пожалований свидетельствовала и о расширении социальной базы султанской власти.

В немалой степени усилению османского могущества способствовало создание первых частей постоянного войска, состоявшего на казённом содержании. Они получили название янычары. Первый такой отряд пехоты был сформирован ещё при Орхане и насчитывал всего тысячу человек. Специфика янычарского корпуса определялась тем, что формировали его за счёт лиц рабского статуса – военнопленных, купленных невольников. Вырванные из своей культурно-религиозной среды, лишённые родственных связей, отданные в обучение представителям мусульманской религиозной организации (дервишскому ордену бекташей) и обязанные соблюдать устав бекташей, в том числе обет безбрачия, янычары превратились в замкнутую военную корпорацию – султанскую гвардию. В первой половине XVв. части, состоявшие на жалованье у султана, дифференцировались: наряду с янычарской пехотой появились отряды конной гвардии и корпус артиллеристов. Убедившись в эффективности нового, огнестрельного оружия, османские правители в первой половине XVв. стали активно оснащать свою армию пушками и пищалями.

К середине XVв. турецкая армия по своей организации и боевым качествам не уступала европейским ополчениям и наёмным войскам, к тому же, как правило, турки имели заметное численное превосходство над армиями других стран. Последнее обстоятельство часто решало исход сражений.

В постоянном войске османская верхушка видела важнейший инструмент укрепления сильной центральной власти и единства государства. При его помощи султаны могли ограничивать своеволие сипахи и держать в повиновении население завоёванных стран.

Со времени Баязида I в широких масштабах стала развиваться система капыкулу ("государевых рабов") – использования лиц рабского статуса не только в войсках, но и на государственной службе. Поскольку прежние источники пополнения не обеспечивали потребностей расширявшегося административного аппарата, начался систематический набор детей и юношей из подчинённого христианского населения Балкан, прежде всего из славян и албанцев, в порядке принудительной развёрстки или своеобразного "живого налога" – девширме. Рекруты подвергались насильственному отуречиванию и исламизации, для чего их обычно направляли в турецкие, преимущественно сельские, семьи в Малой Азии. Здесь они использовались на различных работах, главным образом в сельском хозяйстве. После нескольких лет пребывания в Анатолии будущих "государевых рабов" возвращали в янычарские казармы, где из них отбирали кандидатов для службы при дворе, в янычарском корпусе или в различных султанских мастерских.

К первой половине XVв. относятся и первые попытки кодификации османского феодального права в виде сводов законодательных положений (канун-наме) по отдельным провинциям государства. В них обобщались положения по административным, финансовым и уголовным делам, устанавливались принципы налогообложения различных групп податного населения, регулировались вопросы поземельных отношений с учётом практики, сложившейся в данных районах к моменту их включения в Османское государство. С точки зрения мусульманского права подобные кодексы представляли новшество, умалявшее роль шариата. Составлявшие их законоположения базировались в основном на нормах обычного права и регламентах, действовавших до османского завоевания, и потому иногда существенно расходились с шариатскими догмами, которыми обычно руководствовались мусульманские судьи – кадии. Позже, в годы правления султана Мехмеда II Фатиха (1451–1481), на их основе были составлены общие канун-наме, ставшие обязательными руководствами при решении государственных дел и в практике шариатских судов.

Кодексы представляют значительный интерес для исследования уровня социально-экономического развития османского общества в середине XVв. и особенно важны для характеристики аграрных отношений.

Земельные владения господствующего класса в Османском государстве не ограничивались различными видами условных пожалований. Существовали также земли в частном владении – мюльки и находившиеся в ведении мусульманского духовенства вакуфные земли. Большая часть мюльков появилась в начальный период завоеваний в Юго-Восточной Европе и во время присоединения анатолийских бейликов. Они принадлежали представителям влиятельных феодальных родов на Балканах и в Малой Азии.

Поскольку на средневековом мусульманском Востоке частная собственность выступала как ограниченная и не защищённая от произвола представителей центральной власти, многие собственники пытались использовать институт вакфа, освобождённый от контроля государства, для получения определенных гарантий хозяйственной самостоятельности, а также сохранения целостности накопленного состояния. Выражением этой тенденции в Османском государстве стало появление наряду с так называемыми истинными вакфами большого числа "неистинных", или "семейных". В отличие от первых, созданных исключительно в религиозных или благотворительных целях, последние представляли собой земли и другое имущество, завещанные владельцем в пользу своих потомков без права передачи управления ими другим лицам и при условии отчисления части доходов в пользу того или иного религиозного учреждения. На практике "неистинные" вакфы выступали как своеобразная (скрытая) форма частной собственности. Близость между ними и мюльками подчёркивается также тем обстоятельством, что в вакф могло быть обращено лишь имущество, которое находилось в частной собственности.

В отличие от мюльков и вакфов тимары, зеаметы и хассы основывались на государственных землях. Класс османских "мужей меча" – был неоднороден по своему составу. Держатели тех или иных категорий условных пожалований различались не только по величине получаемых доходов, но и по объёму прав и привилегий. Хассы и зеаметы относились к категории "свободных держаний". Их владельцы пользовались судебным и административным иммунитетами и собирали в свою пользу почти все налоги и сборы с крестьян. Тимары же считались "несвободными", их владельцы не располагали подобными правами и получали лишь часть сборов со своей реайи.

Таким образом, с утверждением тимарной системы в османском правящем классе оформились две основные группировки. Основная часть сипахи представляла собой низшую массовую прослойку господствующего класса, располагавшую незначительной частью феодальной ренты и ограниченными правами в отношении приписанных крестьян. Тимариотам противостояла небольшая по численности, но сильная своим влиянием и богатством правящая элита, состоявшая в основном из держателей зеаметов и хассов. Именно им принадлежала и основная масса частных земельных владений.

Сипахи не занимались хозяйственной эксплуатацией земельных угодий и заботились не об улучшении техники земледелия или увеличении урожайности, а лишь о своевременном получении ренты. Всю землю обрабатывали зависимые крестьяне – райяты, которые за пользование ею отдавали определённую часть урожая феодалам.

Отражая утверждение публично-правовых начал в аграрных отношениях, канун-наме определяли и повинности крестьян в отношении сипахи. Последний имел право на взимание поземельного налога (ресм-и чифта) в соответствии с величиной обрабатываемого надела и десятины (ушра), собиравшейся с различных продуктов сельского хозяйства. Крестьяне платили также владельцам земли мельничный сбор, налог со скота, брачный налог, сбор за составление документа о наследственном пользовании землей (many) и всевозможные штрафы. Кроме того, они должны были выполнять различные повинности – участвовали в феодальном ополчении, сооружали и ремонтировали крепости, дороги, мосты и т.п. Положение немусульман – греков, армян, болгар, сербов и других – было ещё более тяжёлым, поскольку с них взимали дополнительную подушную подать (джизью), которая формально представляла собой плату за освобождение от военной службы.

Феодальная рента выступала в денежной, продуктовой и отработочной формах. Преобладание издольной системы определило господство продуктовой ренты. Барщина не имела значительного распространения. (Рассматривавший вопросы земельного права кодекс Фатиха ограничивал её семью днями в году, при этом предусматривалась возможность откупа.)

Преобладание издольщины и продуктовой ренты оказало существенное влияние и на формы внеэкономического принуждения крестьянина. В канун-наме содержались определённые положения, которые устанавливали личную зависимость сельских жителей от сипахи, но в целом османский райят пользовался относительной личной свободой. Это обстоятельство тесно связано с правами, которыми райяты располагали в отношении своих земельных участков. Крестьянин мог потерять свой участок лишь в том случае, если он его не обрабатывает. Земли крестьян переходили по наследству от отца к сыну. Интересно отметить, что в свод законов Мехмеда II не было включено положение о принудительном возвращении крестьян на землю.

Утверждение феодальных порядков в османском обществе не могло пройти безболезненно и стало причиной острого социально-классового конфликта в стране.

Его основой стал протест земледельцев и скотоводов, превращавшихся в феодально-зависимое население – реайю. Особенно остро ощущалось недовольство в массе тюркских кочевников, которые составляли ударную силу на начальном этапе османских завоеваний на Балканах и одновременно являлись средой распространения шиитских – еретических, с точки зрения правителей страны, – религиозных идей. Поскольку их роль в военных экспедициях постепенно уменьшалась, султанские власти всё более настойчиво стремились ограничить их свободу и низвести до уровня обычного податного населения. Недовольство этих "бездельников и бродяг" – как называли их османские придворные хронисты, – несомненно, передавалось и другим группам сельских жителей, чьё экономическое положение резко ухудшилось в начале XVв. из-за разрушений, произведённых нашествием Тимура и длительной борьбой сыновей Баязида за власть.

Обострение классовых противоречий дополнялось и осложнялось конфликтом в самом господствующем классе. Представители племенной верхушки, располагавшие значительной властью в османских пограничных владениях на Балканах, открыто демонстрировали свои оппозиционные настроения, поскольку их самостоятельность и влияние при султанском дворе быстро уменьшались из-за осуществления курса на создание сильного централизованного государства. Соединение антифеодального протеста крестьянства с борьбой внутри высших слоёв османского общества создало обстановку острого социально-политического кризиса. Отчасти он нашёл своё выражение в междоусобной войне за османский престол, но высшей точки достиг в ходе восстания 1416г. под руководством выдающегося мыслителя и общественно-политического деятеля средневекового мусульманского Востока шейха Бедреддина Симави (1358–1416). Сложный путь идейных споров, нравственного совершенствования и религиозно-философских исканий привёл этого учёного-теолога к еретическим идеям пантеизма (отождествления бога с окружающим миром), к проповеди братства людей вне зависимости от их вероисповедания, порицанию социального и имущественного неравенства.

Проповеди шейха и его аскетический образ жизни принесли ему большую популярность задолго до восстания. Один из претендентов на султанский престол, Муса, зная, что народ почитает Бедреддина за святого человека, назначил его своим кадиаскёром (военным судьей). После поражения Мусы шейх был отправлен в ссылку в Изник. В ссылке Бедреддин Симави приходит к выводу о необходимости осуществления идей социального и имущественного равенства наиболее радикальным путём – через народное восстание. В начале 1415г., зная о накалившейся обстановке в стране, он решил действовать и направил ряд своих послушников – мюридов – в районы Западной Анатолии, где недовольство было особенно сильным. Весной того же года два его ученика – Мустафа Берклюдже и Торлак Кемаль – подняли восстание в районах Измира и Манисы.

Социальная программа восставших выражалась лозунгом всеобщего равенства.

Мустафа Берклюдже проповедовал среди крестьян идеи общего пользования и владения продуктами труда (съестными припасами, одеждой и пр.), а также землёй и рабочим скотом. Ему приписывают изречение: "Я такой же хозяин в твоём доме, как ты, а ты в моём – как в своём, за исключением женской половины". Программа Берклюдже носила явно антифеодальный характер и привлекла к нему немало сторонников – крестьян, начавших вооружённую борьбу против султана. Проповедуемые учениками Бедреддина идеи равенства религий также имели большой успех, особенно среди немусульманского населения.

Узнав о начавшемся восстании в районе Измира, шейх Бедреддин бежал в Валахию. Затем он переправился через Дунай и обосновался в лесах Дели Ормана. Отсюда во главе своих приверженцев шейх двинулся к г.Стара Загора, с тем чтобы начать наступление на Эдирне. Бедреддин принял имя Махди (мессия), который, по догматам шиитского ислама, должен явиться на землю, чтобы избавить людей от страданий и притеснений. Политика шейха была несколько отлична от действий его учеников. Если последние обращались за поддержкой лишь к простому народу, то Бедреддин искал сторонников и в среде османской знати, обещая земельные пожалования и высокие должности. Среди участников его похода было немало лиц, ранее выступавших в поддержку Мусы и потерявших впоследствии свои земли и звания.

Момент для начала активных действий оказался неудачным. Восстание в Малой Азии было уже подавлено, и султан смог перебросить свои войска на Балканский полуостров. В ходе сражения сторонники Бедреддина потерпели поражение. Сам шейх был выдан предателями султану и казнён в декабре 1416г.

Предпринимавшиеся султанской властью меры по распространению тимарной системы и укреплению централизованного аппарата управления позволили преодолеть острый социально-политический кризис в османском обществе и обрести силы для достижения главной цели "священной" войны – взятия Константинополя.

Упадок и разложение Византийской империи облегчили задачу османских завоевателей. Среди господствующего класса шла ожесточённая борьба сторонников сближения с итальянскими государствами, пошедших даже на унию с католической церковью и признание религиозного главенства папы римского, и защитников греческой самобытности и православной религии.

Турки тщательно готовились к походу, обратив особое внимание на создание тяжёлой осадной артиллерии и большого флота, что должно было решить судьбу византийской столицы. Весной 1453г. султан Мехмед II сосредоточил против Константинополя свои отборные войска общей численностью до 100 тыс. человек. Защитников города было чуть ли не в десять раз меньше. Среди осаждённых находилось около 4 тыс. итальянцев, специально прибывших на помощь городу. Несмотря на явное превосходство, туркам пришлось осаждать город в течение пятидесяти дней.

Падение Константинополя было ускорено предательством. При помощи венецианцев и генуэзцев, живших в пригороде столицы – Галате, осаждающие сумели волоком перетащить свои лёгкие суда из Мраморного моря в бухту Золотой Рог, отделяющую Константинополь от Галаты. Городские укрепления со стороны бухты были наиболее ветхими, что и использовали турки. Захватив гавань, они навели плавучий мост через верхнюю часть Золотого Рога и получили возможность действовать и с этой стороны, отвлекая силы обороняющихся от направления основного удара.

29 мая 1453г. столица Византии пала. Император был убит. Мехмед II переименовал город в Стамбул и перенёс сюда свою резиденцию. Завоеватели увели в неволю большую часть уцелевших жителей города. Это была богатая добыча – османские войны имели право продать пленных в рабство или отпустить за выкуп. Что касается генуэзской Галаты, то она сохранилась и после завоевания Константинополя и жители её получили от Мехмеда II право торговли и личной неприкосновенности.

Взятие Константинополя значительно увеличило могущество Османского государства и резко ухудшило положение тех балканских народов, которые ещё сохраняли свою независимость или некоторую автономию. Вначале были ликвидированы все остатки византийских владений. Затем наступила очередь Сербии, Морей, Боснии, Албании. Правители Молдавии и Валахии также были вынуждены пойти на существенные уступки Мехмеду II, в частности на уплату большой ежегодной дани, чтобы сохранить государственную и территориальную целостность своих стран. Тем самым начался процесс подчинения этих княжеств османской власти.

Окончательно утвердившись на Балканах, Мехмед II приступил к новым завоеваниям в Малой Азии и к вытеснению генуэзцев и венецианцев из Чёрного моря.

Прежде всего, турки овладели Трапезундом (Трабзоном), являвшимся центром Трапезундской империи, существовавшей с начала XIIIв. Жители Трапезунда в течение 28 дней стойко оборонялись против султанских войск, но затем греческая знать во главе с императором Давидом Комнином предательски сдала город (26 октября 1461г.). В 1473г. Мехмед II разгромил войска союзников Комнина – правителя обширного государства Ак-Коюнлу Узун Хасана и караманского бея. Благодаря этим победам было в основном завершено завоевание Малой Азии: Караман потерял свою независимость, а вскоре после этого владения Узун Хасана в, Малой Азии также вошли в состав Османского государства.

Параллельно со сражениями на Балканах и в Малой Азии Мехмед II развернул военные действия против Венеции и Генуи, пытавшихся отстоять своё господствующее положение в бассейне Чёрного моря и в восточной части Средиземноморья.

После упорной борьбы на суше и на море в 60–70-х годах Венецианская республика всё же не смогла удержать острова Архипелага в Эгейском море, сохранив за собой лишь о-в Крит и Ионические острова. Генуя также потерпела ряд поражений, потеряла острова Хиос и Лесбос. Однако наиболее чувствительным ударом для Генуи было завоевание османскими войсками её колоний в Крыму (1475г.), главной из которых был г.Кафа (Феодосия). Стремясь окончательно подорвать могущество итальянских республик, Мехмед II даже попытался перенести военные действия на Апеннинский полуостров, где туркам удалось захватить небольшой городок Отранто. Однако со смертью султана эта операция была приостановлена.

К титулам Мехмеда II турки прибавили слово Фатих (Завоеватель). За три десятилетия его правления Османское государство значительно расширило свои границы и превратилось в могущественную империю, наводившую страх на всех её соседей.

В турецкой истории Мехмед II известен не только как завоеватель, но и как крупный государственный деятель, осуществивший важные преобразования во внутренней жизни страны.

Значительные военные успехи турок и установление их полной гегемонии в Малой Азии и на Балканах позволили Мехмеду II в широких масштабах проводить мероприятия, направленные на дальнейшее развитие тимарной системы и расширение сферы султанской власти.

Опасность усиления сепаратистских тенденций среди феодалов и потребность в постоянном увеличении доходов для содержания армии вынудили Мехмеда II предпринять ряд мер, направленных против собственников мюльков и создателей "неистинных" вакфов. Кульминационным моментом борьбы явились указы султана о конфискации части мюльков и вакуфных земель с целью превращения их в тимары.

Указы Мехмеда II нанесли удар по остаткам феодальной аристократии из малоазийских бейликов, ликвидировав материальную базу их былой самостоятельности. Вместе с тем он попытался ослабить формирующуюся внутри самой империи феодальную верхушку, которую уже не удовлетворяли ограниченные условия служебного землевладения.

Важнейшим итогом турецкой истории XIV–XVвв. можно считать появление новой могущественной державы – Османской империи. Её возвышение определялось сочетанием многих факторов. Среди них особо следует отметить то обстоятельство, что центром нового государства стали области, которые на протяжении уже многих веков отличались особой интенсивностью общественной жизни. Долгий опыт сосуществования византийских и сельджукских феодальных порядков, напряжённой политической борьбы, острых социальных конфликтов стал, образно говоря, той исторической почвой, на которой за сравнительно короткое время смогла утвердиться османская общественно-политическая система.

Едва ли не с самого начала вновь создававшееся общество отличалось гетерогенностью, поскольку под властью воинственных наследников бея Османа оказались народы, неоднородные по уровню своего социально-экономического развития, разные по своей этноконфессиональной принадлежности и традициям своего бытия. Возникшая держава выступала прежде всего как политическая общность, единство которой поддерживалось главным образом благодаря военной силе, активной деятельности административного аппарата, состоящего преимущественно из "государевых рабов", и широкому использованию на государственной службе мусульманского духовенства. Османским правителям удалось создать внутри господствующего класса определённый баланс сил: "государевы рабы" уравновешивали центробежные тенденции провинциальных сипахи, а улемы, осуществлявшие надзор за соблюдением норм шариата и султанских законов, ограничивали произвол капыкулу. Существование подобного баланса было необходимым условием эффективной работы государственного механизма и способствовало утверждению автократических начал османского политического режима.

Усилия османской правящей верхушки, направленные на создание мощной армии, позволили осуществить широкие экспансионистские планы в Европе и Азии. Возникшая во второй половине XVв. новая империя оказалась в состоянии не только бороться за роль ведущей державы на мусульманском Востоке, но и бросить вызов христианскому Западу. Оказавшись перед лицом турецкой угрозы, европейские монархи не смогли объединиться для борьбы против "нечестивцев" и вынуждены были признать новую расстановку сил на международной арене.

В правление Сулеймана I (1520–1566) государство получило законченную внутреннюю административную и военную организацию. Османская империя стала крупнейшим по территории и населению (25 млн. жителей) государством тогдашнего европейско-ближневосточного мира и одним из самых влиятельных в политическом отношении. Она включила в себя земли разных народов и самые разные политические структуры на правах вассалитета, другой политической подчинённости.

С конца XVIIв. Османская империя, оставаясь крупнейшей державой, вступила в длительную полосу кризиса, внутренних смут и военных неудач. Поражение в войне с коалицией европейских держав (1699) привело к частичному разделу империи. Обозначились центробежные тенденции в наиболее отдалённых владениях: Африке, Молдавии и Валахии. Существенно сократились владения империи в XVIIIв. после неудачных войн с Россией. Государственно-политическое устройство империи в основном сохранялось таким, каким оно сложилось в XVIв.

7.9.2 Чингисха́н (Тэмуджин, Темучин; ок. 1155 или 1162 – 25 августа 1227)

Чингисха́н (монг. Чингис хаан [tʃiŋɡɪs χaːŋ], собственное имя – Тэмуджин, Темучин; ок. 1155 или 1162 – 25 августа 1227) – основатель и первый великий хан Монгольской империи, объединивший разрозненные монгольские племена; полководец, организовавший завоевательные походы монголов в Китай, Среднюю Азию, на Кавказ и Восточную Европу.

Монголотатары, или, как говорили в христианском мире, «тартары», веками воспринимались как «исчадия ада» и враги цивилизации, а их вождь и повелитель Чингисхан для многих поколений и европейцев, и азиатов являлся олицетворением слепой разрушительной силы, Бичом Божьим, вторым Аттилой. Так чем была Монгольская империя и кем был Чингисхан, создавший её около 800 лет назад?

Монгольская империя и её основатель неразделимы. Понять, как одинокий «степной волк» стал одним из самых могущественных правителей в истории, – значит разгадать секрет небольшого кочевого племени, которое в кратчайшие сроки, «непонятно почему», вдруг возвысилось до положения хозяев полумира.

Осенью 1206 года – года Тигра (или Барса) – подле истоков реки Онон в Восточной Монголии произошло одно из поворотных событий в мировой истории. Здесь состоялся большой курултай – торжественное собрание степной знати. «Люди, живущие за войлочными стенами» провозгласили своим Ханом ханов, каганом, вождя одного из племён, Темучина, который получил тронное имя-титул Чингисхан.

«Все князья собрались, поставили золотой трон, посадили хана на него, положили меч перед ним и сказали: «Мы желаем, мы просим, мы приказываем, чтобы ты владычествовал над всеми нами». И он сказал им: «Если вы хотите, чтобы я царствовал над вами, то готов ли каждый из вас делать то, что я прикажу, приходить, когда бы я ни позвал, идти туда, куда я пошлю, предать смерти всякого, кого я прикажу?» Они отвечали, что готовы. Тогда он сказал им: «Мой приказ будет мой меч»... Потом посадили его на кусок войлока, говоря: «Смотри вверх на небо и познай Бога, и смотри вниз и увидишь войлок, на котором сидишь. Если ты будешь хорошо править, будешь щедр и справедлив... то весь мир преклонится перед твоим правлением и Господь пошлет тебе всё, что ты пожелаешь в сердце твоём. Но если ты будешь делать противное, то будешь несчастен, отвержен и беден так, что даже войлок, на котором ты сидишь, не будет оставлен тебе». После этого они посадили жену хана рядом с ним на войлок, подняли их обоих вверх... и провозгласили: «Император и императрица всех монгол».

Так польский монах Бенедикт, спутник дипломата-францисканца Джованни Плано Карпини, описал церемонию возведения в ханы внука Чингиса, Гуюк-хана, в 1246 году. Она, скорее всего, копировала церемонию сорокалетней давности.

После провозглашения кагана-императора над собранием было поднято девятибунчужное белое знамя «сульдэ»: вокруг высокого древка с белым конским хвостом «выстроилось» восемь бунчуков пониже. Раньше оно считалось родовым штандартом («онгоном») хана Темучина, теперь же стало символом родившейся минуту назад общемонгольской нации и державы. В прошлое ушёл скромный глава рода Борджигинов – на мировой арене появился величайший собиратель земель. Позади остались два десятилетия межплеменных усобиц. Впереди лежало завоевание Евразии.

«Темучин» по-монгольски означает «кузнец». Своим прозванием величайший из героев Степи обязан врагу, как это часто случалось у народов, ценивших воинскую доблесть и веривших в то, что с именем от сильного противника к ребёнку перейдет часть его силы. Отец Чингисхана, Есугэй-багатур, «окрестил» новорожденного в честь пленённого им татарского война Темуджина-Угэ. Но этого мало: название вражеского племени слилось с именем народа Темучина.

В X – XII веках татары завоевали положение самого могущественного племенного объединения в Степи. Неудивительно, что во время похода «к последнему морю» Батыя, в армии которого было много татар, это наименование распространилось на все народы Чингисхановой империи: европейцы называли страшных пришельцев монголотатарами, просто татарами или тартарами. На самом же деле, татары много лет были злейшими врагами монголов. В «Сокровенном сказании» сам император называет их «палачами наших дедов-отцов». Именно они обманом захватили деда Темучина, Амбагай-хана, в плен и выдали чжурчжэням, которые тогда владели Северным Китаем, те же предали его в Пекине позорной смерти – прибили гвоздями к «деревянному ослу». Отца, популярного у кочевников удальца, татары отравили, когда маленькому Темучину исполнилось восемь лет. Власть в Степи всегда держалась только на авторитете вождя. После гибели Есугэя его родичи и вассалы ушли к другому нойону и покинули его жену Оэлун с детьми мал мала меньше. «Нет у нас друзей, кроме собственных теней». У семьи не осталось ничего, кроме воспоминаний о великих предках: пропитание добывали охотой на сурков, собиранием съедобных кореньев и ловлей рыбы. В довершение всех бед бывшие союзники тайчжиуты напали на лагерь и увели Темучина в рабство, опасаясь мести сына Есугэй-багатура, когда мальчик подрастёт.

«Только железные люди не поддаются отчаянию в таких обстоятельствах и стремятся к финальному торжеству даже с малым шансом на успех. Темучин оказался таким человеком», – писал историк Георгий Вернадский. Ударив стражника деревянной колодкой раба, Темучин совершил дерзкий побег из плена. Видимо, этот успех и помог ему окончательно уверовать в свою избранность Вечным Голубым Небом, которому поклонялось большинство степняков, для великой судьбы. Ведь, в самом деле, недаром его род восходит к матери-прародительнице Алан-Гоа, зачавшей сына от светловолосого, голубоглазого незнакомца, сиявшего неземным светом. Но мало того, что Темучин уверовал в себя, – этой верой он сумел заразить сначала своих братьев и друзей, потом род Борджигинов, затем племя монголов и, наконец, всех людей Степи. Великое предназначение оправдывало всё: убийство сводного брата, не признававшего первенства тринадцатилетнего «мальца», бегство без боя во время набега племени меркитов, когда будущий хан бросил на произвол судьбы свою жену Бортэ, тут же изнасилованную врагами.

Итак, для достижения цели все средства хороши. Соболья доха – приданое той самой несчастной Бортэ, единственная ценная вещь в семье, открывает Темучину доступ к особе Тогрул-хана, влиятельного повелителя племени кераитов. Получив богатый подарок, тот вспомнил, что когда-то был побратимом – «андой» с Есугэй-багатуром и взялся помочь его сыну вернуть «законную» власть над монголами. «За соболью доху отплачу, Твой разбитый народ сколочу. Соберу, ворочу! За соболью доху отплачу, Разбежавшийся люд ворочу, Полным счётом вручу». Так дорогая шуба положила начало одной из самых невероятных политических карьер в истории. С помощью Тогрул-хана и своего собственного анды Джамухи Темучин возвращает отцовское наследство, карает меркитов и зарабатывает авторитет удачливого вождя. Первый шаг на пути к верховной власти сделан.

Но молодому вассалу Тогрулхана этого, конечно, мало, и он упорно пробивается дальше наверх. Вслед за меркитами разгромлены татары. Потом настаёт черёд предателей-тайчжиутов. Темучин тщательно подбирает соратников, ценит дружбу и друзей, но стоит кому-нибудь из них бросить тень сомнения на его право первенства, как молодой хан, не колеблясь, поворачивает оружие против них. Не избегает этой участи ни «названый брат» Джамуха, ни «названый отец» Тогрул-хан, получивший к тому времени от чжурчжэней, правивших в Северном Китае, почётный титул «Ван» – князь. В Степи разгорается война между племенными союзами, жар которой буквально опаляет нас со страниц «Сокровенного сказания». В войне этой счастье переменчиво: вчерашний победитель, за спиной которого многотысячная армия, вдруг оказывается в одиночестве. Одна неудача, один набег противника, и всё висит на волоске. Пленных либо включают в собственное войско, либо казнят – середины нет. Самым тяжёлым периодом в своей военно-политической карьере Чингисхан считал именно двадцать лет «собирания Степи», когда ему пришлось провести десятки сражений, а вовсе не знаменитые завоевательные походы в Китай и Среднюю Азию.

Темучин не раз терпел неудачи. При первом столкновении с Джамухой тот нанёс ему поражение и, как вспоминал позднее сам Чингисхан, «загнал меня в Цзереново ущелье и навёл тогда на меня ужас». В 1201 году в битве у урочища Койтен стрела попала Темучину в шейную артерию. Ожесточённое сражение прекратила ночь, и в неразберихе раненый остался всего с несколькими телохранителями. Никто не знал, кто победитель. Товарищ юности, некто Джэлмэ, тогда всю ночь отсасывал «дурную кровь» у потерявшего сознание полководца, а потом пробрался во вражеский стан, где украл кумыс, чтобы напоить его. Утром враги, охваченные внезапной и необъяснимой паникой, отступили, так и не узнав, что могли с лёгкостью изменить ход всей мировой истории.

В отличие от талантливого полководца Джамухи и хитрого лиса степной политики Тогрул-Ван-хана, в отличие от прочих современных ему деятелей Чингисхан обладал качествами великого государственного мужа. Хан монголов не предавался отчаянию при разгромах и извлекал из каждого ценный урок. Например, чтобы более не оказаться захваченным врасплох, как когда-то при набеге меркитов, он создал специальное подразделение, которое круглосуточно охраняло лагерь. Но что ещё важнее, вместо того чтобы хорошо играть по старым правилам, Темучин вводил новые.

7.9.2.1 Новая мораль

Этот кузнец ковал новую мораль Степи. Выше родовых усобиц, выше права свободно выбирать сюзерена и покидать его в случае обиды или перемены военного счастья, стала верность Верховному вождю. Вот к победителю приводят храбреца Хадах-багатура, который помог ускользнуть Ван-хану, прикрыв его отход. Темучин говорит: «Разве не настоящий муж-воин тот, кто не мог покинуть своего природного государя, кто сражался для того, чтобы дать ему возможность налегке уйти и спасти свою жизнь? Это – человек, достойный дружбы». А вот что услышали предатели, выдавшие Джамуху: «Мыслимо ли оставить в живых тех людей, которые подняли руку на своего природного хана? И кому нужна дружба подобных людей? Истребить даже до семени их!»

Тайчжиут Джэбэ только после окончательного поражения своего племени сам пришёл к будущему своему покровителю и признался, что у Койтена именно его стрела едва не убила хана. «Подлинный враг всегда таит про себя своё душегубство и свою враждебность… А этот сам себя выдаёт с головой. Он достоин быть товарищем», – говорит Темучин и приближает сурового и прямого война. Джэбэ-нойон становится «верным псом» Чингисхана и одним из величайших «генералов» империи. Именно он вместе с легендарным Субэдэй-багатуром совершит беспрецедентный кавалерийский рейд от Хорезма через Персию и Кавказ до донских степей, где их разведывательный корпус разобьёт на реке Калке объединённую русско-половецкую армию.

Но ещё выше верности и благородства Темучин ставит личную преданность себе самому, избраннику Неба. Ни один из товарищей детства или просто людей, оказавших ему услугу в трудные годы, не забыт. Два табунщика, спасшие его от Ван-хановой ловушки, осыпаны неслыханными почестями, вплоть до разрешения их семьям брать всю захваченную ими в походах добычу себе, а не отдавать в «общий котёл». С другой стороны – никакого кумовства и поблажек родственникам. К тем, в ком течёт общая кровь с Темучином, он даже особенно строг (как, впрочем, и к себе самому). Стоит его сводному брату и знаменитому войну Белгутаю проболтаться о готовящемся втайне геноциде татар, как Темучин навсегда лишает его права принимать участие в военных советах.

Кочевники, таким образом, видели: «избранник Неба» – лучший друг, лучший покровитель и вождь, чем их ханы. Он готов принять и оценить верную службу и мудрый совет, рассудителен и щедр. Жесток, конечно, но кто среди них мягок? Постепенно Степь осознала, что вместо зыбкого равновесия враждующих племён Темучин несёт выгодное всем объединение под твёрдой властью.

Конечно, неверно было бы представлять Чингисхана «правильным царём» из сказок, радеющим исключительно о благе народа. Власть была его страстью, доставляла ему наслаждение. Персидский историк Рашид-ад-Дин оставил описание разговора «императора» о счастье со своими полководцами. Те единогласно решили, что высшее наслаждение – охотясь, скакать по весенней траве на резвом скакуне. Чингисхан не согласился: «Высшее наслаждение человека состоит в победе: победить врагов, преследовать их, лишить их имущества, заставить любящих их рыдать, скакать на их конях, обнимать их дочерей и жён».

И Темучин наслаждался победами. Один за другим были сокрушены четыре крупнейших монголоязычных племенных союза: татар, меркитов, кераитов и найманов. Наконец, на курултае 1206 года, назвавшись Чингисханом, новоиспечённый «император» провозгласил создание единой степной нации, которая приняла имя его племени – монголы. По поводу значения имени-титула «Чингисхан» всё ещё идут споры. Одни считают, что оно происходит от тюркского «денгиз» – море и, следовательно, означает нечто вроде «безграничный, как море». Другие выводят его из китайского «чжэнь» – верный, истинный, то есть «подлинный хан». Третьи видят в нём ойратское «чингис» – крепкий, сильный. Самую оригинальную трактовку дал историк Еренджен Хара-Даван. Он считал, что это слово обозначало в древнемонгольском сочетание духовной и физической мощи правителя. Однако после смерти Чингисхана оно стало табуированным и, естественно, скоро забылось. В любом случае новое имя символически подводило черту под временем смут и означало рождение империи и превращение её правителя в неограниченного властителя.

7.9.2.2 Императорский сборник законов – Яса

На курултае 1206 года Чингисхан заложил основы нового государства. Сформулированы они были в виде единого для всех императорского сборника законов – Великой Ясы. Прежде всего, исходя из тысячелетнего опыта кочевников, реформировалось войско. Как удачно выразился историк Михаил Геллер: «Кочевое государство представляло собой армию на марше». К действовавшей и раньше системе организации по десяткам, сотням и тысячам добавилось самое мощное подразделение – десятитысячный тумен, или, по-русски, «тьма». Всех командиров тысяч – а их оказалось в монгольском воинстве девяносто пять – Чингисхан назначил лично, и они поимённо перечислены в «Сокровенном сказании». Все «офицеры», начиная с сотника, постоянно съезжались на «курсы переподготовки» у самого главнокомандующего, «приходят услышать наши мысли», – как говорит Яса.

В отличие от рыцарских армий, где на первое место ставилась личная доблесть, Чингисхан превыше всего ценил в своих командирах качества осмотрительных полководцев, знающих возможности своих войск. «Путь и работа – по слабейшему из вас», – говорил он, предвосхищая современную «армейскую мудрость»: «Взвод прибегает по последнему». И не доверил, например, командование крупным корпусом самому лучшему своему бойцу и родственнику Исункэбагатуру, считая, что тот заморит войнов, так как сам не знает ни жажды, ни усталости.

Согласно той же Ясе, войны не имели права покидать места службы без приказа не только во время войны, но и мира, когда они занимались хозяйством. Фактически вводился принцип универсальной службы, когда вне зависимости от знатности и богатства всем приходилось работать на государство. Некомпетентность командира или чиновника немедленно вела к его смещению, несмотря на прежние заслуги, на родовитость. Служба и железная дисциплина сверху донизу уравняли монголов и сцепили их в один большой кулак.

Важнейшим решением стало также образование специального элитного тумена – десятитысячного ханского «кешика». Задолго до Наполеона, использовавшего тот же принцип, Чингисхан отбирал для своей «гвардии» лучших солдат и «офицеров» из обычных частей, и таким образом она представляла всю армию (автоматически «кешиктенами» становились только сыновья сотников и тысяцких). Во время боя эти лучшие из лучших оставались в стратегическом резерве под командованием самого «императора». Это, в свою очередь, позволяло гвардии, сберегая силы, служить школой командиров. Каждого «гвардейца» учили управлять любым подразделением монгольского войска, кроме тумена. Далее, любимцы Чингисхана, подобно петровским семёновцам и преображенцам, исполняли не только особые военно-дипломатические, но и административные поручения своего государя. Он поставил простого кешиктена по положению выше армейского тысяцкого. «Гвардейцы»-сыновья общевойсковых командиров были всем обязаны Чингисхану и ревниво следили за лояльностью своих отцов. Новый порядок в Степи получил существеннейшую опору.

Завоевания Чингисхана перевернули историю Китая, России, стран Средней Азии, Ближнего Востока и Восточной Европы. Восстановленные после разгрома ирригационные системы находились под защитой монголов. Были установлены принципиально новые правила торговли, а главное, открылись для неё новые возможности. Перец из Юго-Восточной Азии, шёлк и фарфор из Китая бесперебойно поставлялись в Европу и к арабам. Улучшилось управление и установился строгий порядок во взимании налогов. Но главное – монголам впервые удалось соединить Запад и Восток Евразии в единое относительно мирное пространство, обеспечив на нём безопасность и быстроту передвижения. Даоский монах Чан Чунь для встречи с Чингисханом за три года проехал 10 000 километров, и его никто не тронул. А монах несторианский, некий Раббан бан Саума из Китая, посетил в 1285 году Римского Папу и встретился с английским королём. Плано Карпини и Виллем Рубрук, венецианский купец Марко Поло, не говоря уже о русских, мусульманских и китайских торговцах, с помощью монгольской ямской службы преодолевали огромные расстояния с неслыханной по тем временам скоростью.

К примеру, Плано Карпини проделал путь в четыре с половиной тысячи километров от Сарая на Волге до Каракорума в Монголии за сто четыре дня, в то время как две тысячи километров от Лиона до Киева он «тащился» десять месяцев. До появления телеграфа не было лучшей системы распространения информации, чем монгольская почтовая служба. Изобретения китайской цивилизации, вроде бумаги для написания рукописей и изготовления денег, проникли на Запад (некоторые историки считают, кстати, что и порох туда тоже занесли монголы). Инженеры с берегов Хуанхэ наблюдали за строительством каналов в Ираке. Русский мастер Кузьма сделал трон для Великого хана Гуюка, а француз Буше – знаменитое «серебряное дерево», украшавшее дворец хана Мункэ в Каракоруме. Произошёл культурно-информационный взрыв, сравнимый только с изобретением книгопечатания. Он затронул все мировые религии, воздействовал на науку и искусство. Парадоксально, но даже открытием Америки мы косвенным образом обязаны Чингисхану: оно произошло (безсознательно, во всяком случае) из-за жажды европейцев восстановить единство Евразии, утраченное после распада державы монголов. Не забудем, что настольной книгой Христофора Колумба было описание приключений Марко Поло «в стране тартар».

Конечно, беспрецедентная свобода вероисповедания и безопасность обеспечивались беспрецедентной же жестокостью – не забудем и об этом. Завоевания Чингисхана и его наследников ввергли огромные территории в гуманитарную катастрофу. Разве что бедствия, причинённые мировыми войнами ХХ столетия, могут быть сопоставлены с нею. В Северном Китае, например, после его окончательного завоевания население сократилось минимум вдвое по сравнению с началом XIII века. А когда Плано Карпини проезжал мимо Киева, в некогда великом городе несколько сот жителей ютились в землянках, а поля лежали усеянные человеческими костями.

Ненависть покорённого населения к монголам не могли уменьшить никакие блага, полученные благодаря их «новому порядку». Империя Чингисхана в конце концов развалилась, а правящая нация удалилась в степное междуречье Керулена и Онона, откуда в 1206 году стартовал «монгольский проект».

altalt

Старая как мир истина подтвердилась ещё раз: политика насилия, как бы велик ни был первоначальный успех, достигнутый с её помощью, обречена на провал. Вечный победитель проиграл битву с историей…

К моменту своей смерти Чингисхан правил державой, раскинувшейся от Аральского до Жёлтого моря. Она в два раза превышала по площади римскую, а империю Александра Македонского – в четыре. Причём в отличие от последнего властителя, которому отец оставил великолепную армию, царство и даже план похода в Персию, Чингисхан добился всего сам, с нуля. И в отличие от государства Александра, развалившегося сразу после его смерти, детище Чингисхана оказалось более жизнеспособным.

Монголы обожествили государя-основателя, и лучшим жертвоприношением этому Богу Завоевания считалась любая очередная победа. За семьдесят лет его наследники увеличили империю почти в три раза, добавив к ней остаток Северного и весь Южный Китай, Корею, Вьетнам, часть Бирмы, Тибет, Иран, часть Ирака, Пакистан, Афганистан, большую часть современной Турции, Кавказ, непокорённую часть Средней Азии и Казахстана, значительные территории России, Украины и Польши.

altalt

В дальних походах тумены чингизидов достигали и Западной Европы, и Японии. Английский историк Джон Мэн заметил, что монгольский разведчик, побывавший в юности под стенами Вены в 1241 году, теоретически мог участвовать в неудавшейся высадке десанта, посланного Хубилаем на Хонсю в 1274 году. Pan Mongolica распространился на 28 миллионов квадратных километров. Правнук Чингисхана Хубилай формально был властелином одной пятой всей земной суши. С учётом того, что в Евразии тогда никто не знал об Америке и Австралии и люди слабо представляли себе размер Африки, к 1300 году чингизиды почти выполнили завет Вечного Неба – объединили весь мир. Кроме Японии и Индии, они не смогли подмять под себя только Аравию с Египтом и превратить Венгерскую степь во вторую Монголию, а Западную Европу и «островок» Византии – во второй Китай. Последнюю задачу они, кстати, вполне могли выполнить, если бы не внезапная смерть в 1241 году Великого хана Угэдэя, прервавшая общемонгольский поход под руководством Батыя.

Лучше всех механизм функционирования чингисхановой империи описал Георгий Вернадский. Монголы, находившиеся под особым покровительством Неба, были в ней правящей нацией, принявшей в братство степей тюрков и других кочевников, находившихся на второй ступени в общегосударственной иерархии. Общим миром для этого братства стала степная зона от Монголии до Украины, разбитая на улусы различных чингизидов. Здесь находились ядро империи и главный резерв её военной мощи. «Миром же второго сорта» сделалась периферия, населённая завоёванными земледельцами: китайцами, персами, хорезмийцами, русскими... Перемещаясь по внутренним степным коммуникациям, кочевники быстро собирали силы в кулак для подавления восстаний оседлых народов на окраинах империи и дальних походов для захвата добычи за её пределами. Ниже приведена хронология этого процесса:

1211 – 1215 годы – начало внешней экспансии Монгольского государства: армия Чингисхана нападает на чжурчжэньскую династию Цзинь, владевшую Северным Китаем. Разрушено около 90 городов; в 1215-м пал Пекин (Яньцзин);
1217 год – в Китае завоёваны все земли к северу от Хуанхэ;
1218 1224 годы – монголы атакуют Хорезм;<
1218 год – власть монголов распространяется на Семиречье (совр. Казахстан);
1219 год – стотысячное монгольское войско во главе с Чингисханом вторгается в Среднюю Азию;
1221 год – взятие Хорезма, завершение завоевания Средней Азии. Поход на территории современного Афганистана. Нападение на Делийский султанат;
31 мая 1223 года – 30-тысячный корпус Джэбэ и Субэдэя побеждает русско-половецкое войско на Калке;
1227 год – смерть Чингисхана. Спустя два года его сын Угэдэй избран Великим ханом (1229–1241).

После смерти в 1227 году наследниками империи стали его прямые потомки от первой жены Бортэ по мужской линии, так называемые чингизиды.

7.9.3 Тимур (Тамерлан 1336 – 1405)

Полное имя Тимура было Тимур ибн Тарагай Барлас (Tīmūr ibn Taraġay BarlasТимур сын Тарагая из Барласов) в соответствии с арабской традицией (алам-насаб-нисба). В чагатайском и монгольском языках (оба алтайские) Temür или Темир значит «железо».

Не будучи чингизидом, Тимур формально не мог носить титул великого хана, всегда именуя себя лишь эмиром (вождём, предводителем). Однако, породнившись в 1361 году с домом Чингизидов, он принял имя Тимур Гуркани (Timūr Gurkānī), Gurkān – иранизированный вариант монгольского күрүгэн или хүргэн, «зять». Это означало, что Тамерлан, породнившись с ханами-чингизидами, мог свободно жить и действовать в их домах. В различных персидских источниках часто встречается иранизированное прозвище Тимур-э Лянг (Tīmūr-e Lang, تیمور لنگ) «Тимур Хромой», это имя, вероятно, рассматривалось в то время как презрительно-уничижительное. Оно перешло в западные языки (Tamerlan, Tamerlane, Tamburlaine, Timur Lenk) и в русский, где не имеет никакого негативного оттенка и используется наряду с изначальным «Тимур».

Тимур (Тамерлан) – один из величайших мировых завоевателей, родился 11 марта 1336г. в г.Кеше (Шахрисябз в Бухарском ханстве) или его окрестностях; происходил из отуреченного монгольского племени Барулас. Во время малолетства Тимура произошло распадение джагатайского государства в Средней Азии. В Мавераннехре с 1346г. власть принадлежала тюркским эмирам, и возводившиеся императором на престол ханы правили только номинально. Монгольские эмиры в 1348г. возвели на престол Туклук-Тимура, который стал править в Восточном Туркестане, Кульджинском крае и Семиречье. Первым главой тюркских эмиров был Казаган (1346 – 58). Тимур первоначально был главой шайки разбойников, образовавшейся в Смутное время. С ней он вступил на службу к владетелю Кеша Хаджи, главе племени Барулас. В 1360г. Мавераннехр был завоёван Туклук-Тимуром; Хаджи бежал в Хорасан; Тимур вступил в переговоры с ханом и был утверждён владетелем Кеша, но должен был удалиться после ухода монголов и возвращения Хаджи.

В 1361г. хан снова занял страну; Хаджи снова бежал в Хорасан, где был убит; Тимур был утверждён владетелем Кеша и одним из помощников монгольского царевича Ильяс-ходжи (сына хана), назначенного правителем Мавераннехра. Тимур скоро отделился от монголов и перешёл на сторону их врага Гусейна (внука Казагана); некоторое время они с небольшим отрядом вели жизнь искателей приключений; во время одной стычки в Сеистане Тимур лишился двух пальцев на правой руке и был тяжело ранен в правую ногу, отчего стал хромым (прозвание "хромой Тимур" – Аксак-Тимур по-тюркски, Тимур-лонг по-персидски, отсюда Тамерлан).

В 1364г. монголы были вынуждены очистить страну; правителем Мавераннехра сделался Гусейн; Тимур вернулся в Кеш. В 1366г. Тимур восстал против Гусейна, в 1368г. помирился с ним и снова получил Кеш, в 1369г., снова произвёл восстание. В марте 1370г. Гусейн был взят в плен и убит в присутствии Тимура, хотя и без прямого его приказания. 10 апреля 1370г. Тимур принял присягу от всех военачальников Мавераннехра. Подобно своим предшественникам, он не принял ханского титла и довольствовался званием "великого эмира"; ханами при нём считались потомок Чингиз-хана Суюргатмыш (1370 – 88) и его сын Махмуд (1388 – 1402).

Тимур избрал своим местопребыванием Самарканд и украсил его великолепными постройками. Первые годы своего единодержавного правления Тимур посвятил установлению порядка в стране и безопасности на её границах (борьба с мятежными эмирами, походы на Семиречье и Восточный Туркестан). В 1379г. был завоёван Хорезм (Хивинское ханство); с 1380г. начались походы на Персию, вызванные, по-видимому, только завоевательными стремлениями (изречение Тимура: "всё пространство населённой части мира не стоит того, чтобы иметь двух царей"); впоследствии Тимур выступал также представителем идеи государственного порядка, необходимого для блага населения и невозможного при существовании целого ряда враждебных друг другу мелких владетелей.

В 1381г. был взят Герат; в 1382г. правителем Хорасана был назначен сын Тимура, Мираншах; в 1383г. Тимур опустошил Сеистан. В западную часть Персии и прилегающие к ней области Тимур совершил три больших похода – так называемые "трёхлетний" (с 1386г.), "пятилетний" (с 1392г.) и "семилетний" (с 1399г.). В первый раз Тимур должен был вернуться обратно, вследствие нашествия на Мавераннехр золотоордынского хана Тохтамыша в союзе с семиреченскими монголами (1387).

Тимур в 1388г. прогнал врагов и наказал хорезмийцев за союз с Тохтамышем, в 1389г. совершил опустошительный поход вглубь монгольских владений до Иртыша на север и до Большого Юлдуза на восток, в 1391г. – поход на золотоордынские владения до Волги. Эти походы достигли своей цели, так как после них мы уже не видим нашествий степняков на Мавераннехр. Во время "пятилетнего" похода Тимур в 1392г. завоевал прикаспийские области, в 1393г. – западную Персию и Багдад; сын Тимура, Омар-шейх, был назначен правителем Фарса, Миран-шах – правителем Адербейджана и Закавказья.

Нашествие Тохтамыша на Закавказье вызвало поход Тимура на Южную Россию (1395); Тимур разбил Тохтамыша на Тереке, преследовал его до русских пределов (где разрушил Елец), разграбил торговые города Азов и Кафу, сжёг Сарай и Астрахань; но прочное завоевание страны не имелось в виду, и Кавказский хребет остался северной границей владений Тимура. В 1396г. он вернулся в Самарканд и в 1397г. назначил своего младшего сына Шахруха правителем Хорасана, Сеистана и Мазандерана.

В 1398г. был предпринят поход на Индию; по дороге побеждены горцы Кафиристана; в декабре Тимур под стенами Дели разбил войско индийского султана (династия Тоглукидов) и без сопротивления занял город, который через несколько дней был разграблен войском, причём Тимур сделал вид, что это произошло без его согласия. В 1399г. Тимур дошёл до берегов Ганга, на обратном пути взял ещё несколько городов и крепостей и вернулся в Самарканд с огромной добычей, но не расширив своих владений. "Семилетний" поход первоначально был вызван сумасшествием Мираншаха и беспорядками во вверенной ему области. Тимур низложил своего сына и разбил вторгшихся в его владения врагов.

В 1400г. началась война с османским султаном Баязетом, захватившим город Арзинджан, где правил вассал Тимура, и с египетским султаном Фараджем, предшественник которого, Баркук, ещё в 1393г. велел убить посла Тимура. В 1400г. Тимур взял Сивас в Малой Азии и Халеб (Алеппо) в Сирии (принадлежавшей египетскому султану), в 1401г. – Дамаск. Баязет был разбит и взят в плен в знаменитой битве при Ангоре (1402). Тимур разграбил все города Малой Азии, даже Смирну (принадлежавшую иоаннитским рыцарям).

Западная часть Малой Азии в 1403г. была возвращена сыновьям Баязета, в восточной были восстановлены низложенные Баязетом мелкие династии; в Багдаде (где Тимур восстановил свою власть в 1401г., причём погибло до 90000 жителей) был назначен правителем сын Мираншаха, Абу-Бекр, в Адербейджане (с 1404г.) – другой сын его, Омар. В 1404г. Тимур вернулся в Самарканд и тогда же предпринял поход на Китай, к которому начал готовиться ещё в 1398г.; в тот год им была построена крепость (на границе нынешней Сыр-Дарьинской области и Семиречья); теперь было построено ещё другое укрепление, в 10 днях пути дальше к востоку, вероятно около Иссык-куля. Тимур собрал войско и в январе 1405г. прибыл в г.Отрар (развалины его – недалеко от впадения Арыса в Сыр-Дарью), где заболел и умер (по словам историков – 18 февраля, по надгробному памятнику Тимура – 15-го).

altalt

Карьера Тимура во многом напоминает карьеру Чингиз-хана: оба завоевателя начали свою деятельность как предводители набранных ими лично отрядов приверженцев, которые и потом оставались главной опорой их могущества. Подобно Чингиз-хану, Тимур лично входил во все подробности организации военных сил, имел подробные сведения о силах врагов и состоянии их земель, пользовался среди своего войска безусловным авторитетом и мог вполне полагаться на своих сподвижников. Менее удачен был выбор лиц, поставленных во главе гражданского управления (многочисленные случаи наказания за лихоимство высших сановников в Самарканде, Герате, Ширазе, Тавризе). Различие между Чингиз-ханом и Тимуром определяется большим образованием последнего. Тимур не получил школьного образования и был неграмотен, но кроме своего родного (тюркского) языка говорил по-персидски и любил беседовать с учёными, в особенности слушать чтение исторических сочинений; своими познаниями в истории он привёл в изумление величайшего из мусульманских историков, Ибн-Халдуна; рассказами о доблестях исторических и легендарных героев Тимур пользовался для воодушевления своих войнов. Постройки Тимура, в создании которых он принимал деятельное участие, обнаруживают в нём редкий художественный вкус. Тимур заботился преимущественно о процветании своего родного Мавераннехра и о возвышении блеска своей столицы – Самарканда, где были собраны из разных стран представители всех отраслей искусства и науки; только в последние годы им принимались меры для поднятия благосостояния других областей государства, преимущественно пограничных (в 1398г. проведён новый оросительный канал в Афганистане, в 1401г. – в Закавказье и т.д.).

В отношении Тимура к религии виден политический расчёт. Тимур оказывал внешний почёт богословам и отшельникам, не вмешивался в управление имуществом духовенства, не допускал распространения ересей (запрещение заниматься философией и логикой), заботился о соблюдении его подданными предписаний религии (закрытие увеселительных заведений в больших торговых городах, несмотря на крупный доход, доставлявшийся ими казне), но лично не отказывал себе в запрещённых религией удовольствиях и только во время предсмертной болезни велел разбить принадлежности своих пиров. Чтобы оправдать свою жестокость религиозными мотивами, Тимур в шиитском Хорасане и в прикаспийских областях выступал поборником правоверия и истребителем еретиков, в Сирии – мстителем за обиды, нанесённые семье пророка. Устройство военного и гражданского управления определялось почти исключительно законами Чингиз-хана; впоследствии богословские авторитеты отказывались признать Тимура правоверным мусульманином, так как законы Чингиз-хана он ставил выше предписаний религии. В жестокостях Тимура, кроме холодного расчёта (как у Чингиз-хана), проявляется болезненное, утончённое зверство, что, может быть, следует объяснить физическими страданиями, которые он переносил всю жизнь (после раны, полученной в Сеистане). Той же психической ненормальностью страдали сыновья (кроме Шахрха) и внуки Тимура, вследствие чего Тимур, в противоположность Чингиз-хану, не нашёл в своих потомках ни надёжных помощников, ни продолжателей своего дела. Оно оказалось, поэтому, ещё менее долговечным, чем результат усилий монгольского завоевателя.

Официальная история Тимура была написана ещё при жизни его, сначала Али-бен Джемал-ал-исламом (единственный экземпляр – в ташкентской публичной библиотеке), потом Низам-ад-дином Шами (единственный экземпляр – в британском музее). Эти сочинения были вытеснены известным трудом Шереф-ад-дина Иезди (при Шахрухе), переведённым на французский язык ("Histoire de Timur-Bec", П., 1722). Труд другого современника Тимура и Шахруха, Хафизи-Абру, дошёл до нас только отчасти; им воспользовался автор второй половины XVв., Абд-ар-Реззак Самарканди (сочинение не издано; много рукописей). Из авторов (персидских, арабских, грузинских, армянских, османских и византийских), писавших независимо от Тимура и Тимуридов, только один, сирийский араб Ибн-Арабшах, составил полную историю Тимура("Ahmedis Arabsiadae vitae et rerum gestarum Timuri, qui vulgo Tamerlanes dicitur, historia", 1767 – 1772). Ср. такжеF. Neve "Expose des guerres de Tamerlan et de Schah-Rokh dans l'Asie occidentale, d'apres la chronique armenienne inedite de Thomas de Madzoph" (Брюссель, 1859). Подлинность автобиографических записок Тимура, будто бы открытых в XVIIв., более чем сомнительна. Из трудов европейских путешественников особенно драгоценен дневник испанца Клавихо ("Дневник путешествия ко двору Тимура в Самарканд в 1403 – 1406 годы", текст с переводом и примечаниями, Санкт-Петербург, 1881, в "Сборнике отделения русского языка и словесности Императорской Академии Наук", т. XXVIII, № 1).

7.9.4 Государственное устройство мусульманского общественного строя

Характерными чертами мусульманского общественного строя были доминирующее положение государственной собственности на землю, государственная эксплуатация крестьян посредством ренты-налога в пользу правящей верхушки, религиозно-государственная регламентация всех сфер общественной жизни, отсутствие чётко выраженных сословных групп, особого статуса у городов, каких-либо свобод и привилегий.

Поскольку юридическое положение личности определялось вероисповеданием, на первый план выступили различия в правовом статусе мусульман и немусульман (зиммиев). Первоначально отношение к покорённым немусульманам отличалось достаточной терпимостью: они сохраняли самоуправление, свой язык и собственные суды. Их взаимоотношения с мусульманами регламентировались мусульманским правом, они не могли вступать в браки с мусульманами, должны были носить отличающую их одежду, снабжать арабское войско продуктами, уплачивать тяжёлый поземельный налог и подушную подать. Вместе с тем исламизация и арабизация (расселения арабов на покорённых территориях, распространения арабского языка) осуществлялась быстрыми темпами без особого принуждения со стороны завоевателей.

На первом этапе развития халифат представлял собой относительно централизованную теократическую монархию. В руках халифа была сосредоточена духовная (иммат) и светская (эмират) власть, которая считалась неделимой и неограниченной. Первые халифы избирались мусульманской знатью, однако довольно быстро власть халифа стала передаваться по его завещательному распоряжению.

В дальнейшем главным советником и высшим должностным лицом при халифе стал визирь. Согласно мусульманскому праву, визири могли быть двух типов: с широкой властью или с ограниченными полномочиями, т.е. только исполняющие приказания халифа. В раннем халифате обычно практиковалось назначение визиря с ограниченной властью. К числу важных чиновников при дворе относились также начальник личной охраны халифа, заведующий полицией и особый чиновник, осуществляющий надзор за другими должностными лицами.

Центральными органами государственного управления являлись специальные правительственные канцелярии – диваны. Они оформились ещё при Омейядах, которые ввели и обязательное делопроизводство на арабском языке. Диван военных дел ведал оснащением и вооружением армии. В нём велись списки людей, входивших в состав постоянного войска, с указанием получаемого ими жалованья или размеров пожалований за военную службу. Диван внутренних дел контролировал финансовые органы, занятые учетом налоговых и иных поступлений, с этой целью собирал необходимые статистические сведения и пр. Особые функции выполнял диван почтовой службы. Он занимался доставкой почты и государственных грузов, руководил строительством и ремонтом дорог, караван-сараев и колодцев. Более того, это учреждение фактически выполняло функции тайной полиции. По мере расширения функций арабского государства усложнялся и центральный государственный аппарат, росло общее число центральных ведомств.

Система местных органов государственного управления на протяжении VII – VIIIвв. претерпевала значительные изменения. Первоначально местный чиновничий аппарат в покорённых странах оставался нетронутым, сохранялись и старые методы управления. По мере упрочения власти правителей халифата произошло упорядочение местной администрации по персидскому образцу. Территория халифата была разделена на провинции, управляемые, как правило, военными наместниками – эмирами, которые были ответственны только перед халифом. Эмиры обычно назначались халифом из числа своих приближённых. Однако были и эмиры, назначенные из представителей местной знати, из бывших правителей завоёванных территорий. В ведении эмиров находились вооруженные силы, местный административно-финансовый и полицейский аппарат. Эмиры имели помощников – наибов.

Мелкие административные подразделения в халифате (города, селения) управлялись должностными лицами различных рангов и наименований. Нередко эти функции возлагались на руководителей местных мусульманских религиозных общин – старшин (шейхов).

Судебные функции в халифате были отделены от административных. Местные власти не имели права вмешиваться в решения судей.

Верховным судьёй считался глава государства – халиф. В целом же отправление правосудия было привилегией духовенства. Высшую судебную власть на практике осуществляла коллегия наиболее авторитетных богословов, которые одновременно являлись правоведами. От имени халифа они назначали из представителей духовенства нижестоящих судей (кади) и специальных уполномоченных, которые контролировали их деятельность на местах.

Правомочия кади были обширны. Они рассматривали на местах судебные дела всех категорий, наблюдали за исполнением судебных решений, осуществляли надзор за местами заключения, удостоверяли завещания, распределяли наследство, проверяли законность землепользования, заведовали так называемым вакуфным имуществом (переданным собственниками религиозным организациям). При вынесении решений кади руководствовались, прежде всего, Кораном и Сунной и решали дела на основе их самостоятельного толкования. Судебные решения и приговоры кади, как правило, были окончательными и обжалованию не подлежали. Исключение составляли случаи, когда сам халиф или его уполномоченные изменяли решение кади. Немусульманское население обычно подлежало юрисдикции судов, состоящих из представителей своего духовенства.

Большая роль армии в халифате определялась самой доктриной ислама. Основной стратегической задачей халифов считалось завоевание территории, населённой немусульманами, путём "священной войны". Принимать в ней участие обязаны были все совершеннолетние и свободные мусульмане, но в крайнем случае разрешалось нанимать для участия в "священной войне" и отряды "неверных" (немусульман).

На первом этапе завоеваний арабская армия представляла собой племенное ополчение. Однако необходимость укрепления и централизации армии вызвала ряд военных реформ конца VII – середины VIIIв. Арабская армия стала состоять из двух основных частей (постоянного войска и добровольцев), и каждая находилась под командованием особого полководца. В постоянном войске особое место занимали привилегированные войны-мусульмане. Основным родом войск была лёгкая конница. Арабская армия в VII – VIIIвв. в основном пополнялась за счёт ополченцев. Наёмничество в это время почти не практиковалось. В VIII веке, в период наивысшего расцвета, территория Халифата простиралась от Атлантики на западе до Инда на востоке.

Ислам в широком смысле стал обозначать весь мир, в пределах которого установились и действуют законы Корана. Таков смысл традиционного понятия «дар ал-ислам» (обитель ислама), противопоставленного «дар ал-харб» – территории войны, которая, по крайней мере, теоретически подлежит превращению в обитель ислама посредством как военного, так и духовного джихада.

Огромная, состоящая из разнородных частей, средневековая империя, несмотря на объединяющий фактор ислама и авторитарно-теократические формы осуществления власти, не смогла долгое время существовать как единое централизованное государство. Начиная с IXв. в государственном строе халифата происходят значительные изменения.

Во-первых, произошло фактическое ограничение светской власти халифа. Его заместитель, великий визирь, опираясь на поддержку знати, оттесняет верховного правителя от реальных рычагов власти и управления. К началу IXв. страной фактически стали управлять визири. Не отчитываясь перед халифом, визирь мог самостоятельно назначать высших государственных чиновников. Духовную власть халифы стали разделять с гласным кади, руководившим судами и образованием.

Во-вторых, в государственном механизме халифата ещё больше возросла роль армии, её влияние на политическую жизнь. На смену ополчению пришла профессиональная наёмная армия. Создаётся дворцовая гвардия халифа из рабов тюркского, кавказского и даже славянского происхождения (мамлюки), которая в IXв. становится одной из главных опор центральной власти. Однако в конце IXв. её влияние усиливается настолько, что гвардейские военачальники расправляются с неугодными халифами и возводят на престол своих ставленников.

В-третьих, усиливаются сепаратистские тенденции в провинциях. Власть эмиров, а также местных племенных вождей становится всё более независимой от центра. С IXв. политическая власть наместников над управляемыми территориями становится фактически наследственной. Появляются целые династии эмиров, в лучшем случае признававших (если они не были шиитами) духовный авторитет халифа. Эмиры создают своё войско, удерживают в свою пользу налоговые поступления и таким образом превращаются в самостоятельных правителей. Укреплению их власти способствовало и то, что сами халифы предоставляли им огромные права для подавления усиливающихся освободительных выступлений.

Распад халифата на эмираты и султанаты – независимые государства в Испании, Марокко, Египте, Средней Азии, Закавказье – привёл к тому, что багдадский халиф, оставаясь духовным главой суннитов, к Хв. фактически контролировал лишь часть Персии и столичную территорию. В Х и XIвв. в результате захвата Багдада различными кочевыми племенами халиф дважды лишался светской власти. Окончательно восточный халифат был завоёван и упразднён монголами в XIIIв. Резиденция халифов была перенесена в Каир, в западную часть халифата, где халиф сохранял духовное лидерство среди суннитов до начала XVIв., когда оно перешло к турецким султанам.

7.9.4.1 Шииты и сунниты – в чём разница?

После смерти пророка Мухаммеда в 632 году среди его последователей начались распри относительно того, кто станет преемником. Меньшинство хотело видеть в этом качестве его родственников. И избрало имамом двоюродного брата Мухаммеда – Али. Этих людей стали называть "Шиит Али" или "сторонники имама Али". Однако большинство считало, что лидера – халифа – следует избирать всей общиной.

Кроме того, в отличие от суннитов, у шиитов имам – не просто ведущий молитвы, а сакральная каноническая фигура. И ещё: они ожидают прихода скрытого имама, провозвестника скорого конца света, последнего преемника Пророка Мухаммеда, своего рода мессию. И здесь ещё одно их отличие от суннитского большинства.

Различия между шиитским и суннитским исламом видны по всем аспектам мусульманского права. Они влияют на государственные законы, особенно те из них, что касаются семьи и общества.

После принятия в мусульманство соседних народов в халифате началась борьба за власть между знатью покорённых народов и выходцами из Аравии. Новые подданные привыкли жить в государствах с иным государственным устройством, чем бедуины из Аравии. У покорённых народов были свои культурные традиции. Многие новые мусульмане не понимали, почему они должны отказаться от привычного образа жизни, в частности от материальных благ. Элита этих государств стала претендовать на должности в новом государстве. Христиане, поверившие в то, что Мухаммед последний пророк появившийся на Земле, и принявшие ислам тоже стали претендовать на религиозные должности.

Законы, по которым должны жить правоверные, создавались Мухаммедом в условиях, когда было небольшое братство правоверных мечтающих о социальной справедливости. В общине, созданной Мухаммедом, решался ограниченный круг вопросов, связанный с повседневной жизнью общины. Мухаммед не создавал законов, которые бы позволили управлять крупным государством. Государственного образования при его жизни, по сути, не было, и, естественно, не было указания Аллаха по управлению государством. Сам Мухаммед в течение своей жизни, в зависимости от изменившейся обстановки, менял свои решения. Когда единоверцы указывали ему, что раньше он говорил иначе, Мухаммед отвечал, что изменилось решение Аллаха. Очень достойный ответ. Жизнь меняется, неизменными остаются только моральные нормы, определённые для людей Аллахом, и цели Аллаха – создание на Земле высокоразвитого гуманного общества.

Сунниты правы в том, что после смерти Мухаммеда назрела острая необходимость изменить, в связи с изменившейся обстановкой, правила общежития для мусульман и, в частности, привлечь к великой цели распространения духовных ценностей мусульман, местную образованную элиту.

Сунниты правы в том, что человек в обществе должен жить не только духовной жизнью в нищете, но и жить в достойных человека помещениях, носить хорошую одежду, хорошо питаться.

Шииты правы в том, что хлынувшее на мусульман богатство после завоевания иноверцев действовало на мусульман разлагающе, люди в погоне за материальными благами пренебрегали честью и достоинством мусульманина, нарушали завещанные Мухаммедом моральные нормы. Стремясь сохранить тот чистый моральный источник, которым являлись основатели религии, они предложили: во главе мусульманского мира должны оставаться потомки великого пророка. Но не всегда потомки великого человека могут выполнять функции правителя, хотя могут быть символами веры. Это понимали хариджиты, самые ревностные и достойнейшие из правоверных, их не устраивала нерешительность Али в укреплении веры, соглашательская политика с суннитами, и они, разочаровавшись в халифе, избрали среди своих приверженцев своего халифа. Между шиитами и хариджитами произошла битва, в которой сторонники Али одержали победу, но вскоре в религиозном порыве Али был убит хариджитами. Взаимная вражда шиитов и хариджитов укрепила власть их общего врага – суннитов. Ревностные поборники чистоты ислама, как шииты, так и хариджиты ещё неоднократно будут поднимать восстания против суннитов. Эта борьба, которая продолжается по настоящее время, способствовала сохранению моральных норм ислама. Сунниты не могли сильно извратить веру, так как каждое отступление от моральных постулатов, провозглашённых Мухаммедом, жёстко критиковалось шиитами. В тоже время шииты были вынуждены отступать от некоторых устаревших принципов в исламе.

Отношения между двумя общинами подчас напряжённые. Это обусловлено самой историей. Ведь ещё в 680 году в Кербеле в Ираке сунниты убили сына имама Али – Хуссейна, что ещё больше обострило суннитско-шиитские противоречия.

Там, где правят шииты, сунниты нередко притесняются и наоборот. Противоречия между представителями этих общин зачастую настолько остры, что не дают объединиться перед лицом даже общего врага. В том же Ираке суннитские отряды уничтожают шиитов, те отвечают им террором. Если первые устраивают взрывы в шиитских кварталах, то вторые просто режут религиозных соперников по углам.

Что касается терпимости, то нетерпимы друг к другу и те, и другие. Но представителей других религий (прежде всего, христиан) сурово подавляют и суннитские, и шиитские руководители.

— Какова ситуация в России?

— В России подавляющее большинство верующих мусульман – сунниты ханафитского и шафиитского мазхабов8, в республиках Горного Кавказа есть последователи суфийских тарикатов. Азербайджанцы в основном шииты – джа'фаритского мазхаба. Джа'фаритский мазхаб изучен недостаточно. Поэтому следовало бы остановиться на этом вопросе более подробно, но сначала более подробно чем отличается шиизм от суннитского толка?

Сначала о том, что их объединяет. И сунниты, и шииты признают единого Бога – Аллаха, мусульманские молитвы и посты, паломничества Пророка Мухаммада, паломничества в Мекку, существование загробной жизни, воскрешение мёртвых в день Страшного суда, все бытовые обычаи и ритуалы и т.д.

Расхождение между суннитами и шиитами состоит во второстепенных элементах: шииты признают авторитет семьи Пророка, тогда как сунниты чтут ещё и свидетельства сподвижников Пророка Мухаммада.

Итак, в сборниках суннитских преданий – хадисов и шиитских преданий – ахбар большинство текстов являются общими и различаются в иснадах и муснадах по имени тех, кто передавал их. В брачном праве шиизм признаёт институт временного брака, у суннитов временного брака нет. Такой брак существовал в Аравии ещё до возникновения Ислама, и в начале своей деятельности Мухаммад относился к нему терпимо.

Шииты не признают религиозную власть первых трёх халифов – Абу Бакра, Омара и Османа. В глазах шиитов Али (двоюродный брат Мухаммада и его зять – муж Фатимы, дочери Пророка) и двенадцать его прямых потомков – подлинные халифы (имамы).

В суннизме имам является духовным и светским главой мусульман, которого избирают или назначают люди, тогда как шиитский имам становится таковым в силу Божественного указания. Итак, по шиизму, Али и его потомки олицетворяют принцип наследственной верховной власти и принцип пророчества.

Между суннитами и шиитами имеются также некоторые мелкие различия. Так, многие столетия сторонники шиитов преследовались официальными властями, а также ортодоксальными суннитами, от шиизма ответвились многочисленные секты и толки. Самым многочисленным по числу последователей и либеральным толком шиизма является джа'фаритский-имамитский мазхаб – иснаашари, т.е. последователей двенадцати имамов – прямых потомков Али:

1) Али ибн Абу Талиб аль-Муртада (избранный), убит в 661г.
2) Хасан ибн Али, умер в 669г.
3) Хусейн ибн Али, аш-Шахид (мученик), убит в 680г.
4) Али Зейнал-Абидин, умер в 713–714г.
5) Мухаммад аль-Бакир, умер в 732г.
6) Джафар ас-Сидик, умер в 765г.
7) Муса аль-Казим, умер в 799г.
8) Али ар-Рида (Риза), умер в 819г.
9) Мухаммада тат-Таки Джавад.
10) Али ан-Наки, умер в 868г.
11) Хасан аль-Аскари, умер в 873г.
12) Мухаммад аль-Махди, исчез между 874–878гг.

Следует отметить, что в молитвенном обряде в Исламе есть общий призыв – азан – верующих на молитву. В шиитском призыве к молитве есть дополнительная фраза после слов «Нет божества кроме Аллаха, Мухаммад посланник Аллаха» шииты добавляют «Алиян-вали-уллах» (Али – близкий к Аллаху), т.е. эпитет имама Али.

Кроме того, шииты, как и сунниты, совершают хадж – паломничество в Мекку и получают, как и все мусульмане, титул Хаджи. Но у шиитов есть ещё свои собственные святые места – гробница имама Хусейна в Кербале (в Ираке), гробница одного из потомков Али имам Резы в Мешхеде (Иран). Посещая эти места, шииты получают титул Кербалаи и Меше-ди.

В отношении мусульманского молитвенного обряда у исследователей есть ошибочное мнение: якобы шииты, вместо пятикратной молитвы, совершают молитву 3 раза. Это не так, шииты также признают пятикратную молитву в сутки обязательной, но в некоторых случаях их объединяют. Так, аятолла Хомейни и его учитель аятолла Буруджерди Таба-Табаи признают 5 обязательных молитв. (Аятолла Хомей-ни-Ресале-Тозих алъ-Масаил. Хиджри. Тегеран, 6-е изд., 1369, 101).

Таким образом, основные отличия джа'фаритского-имамитского мазхаба от последователей суннитских толков сводятся к следующему:

1) джафариты отвергают кияс9;
2) в Сунне признают только те хадисы, которые передаются со слов ахлъ-алъ-байт;
3) джа'фариты-усулиты считают врата иджтихада10 открытыми.

Последнее обстоятельство способствовало развитию методологии джа'фаритского мазхаба, позволяло быстро реагировать на события изменяющегося мира.

Джа'фаритский мазхаб также допускает временный брак (тута или сига) и принципы благоразумного скрывания веры (ат-такия или китман).

— Почему за исключением Ирана и Азербайджана шииты не живут компактно?

— Причина того, что они в основном разбросаны небольшими общинами по огромной территории на расстоянии тысяч километров и редко где живут компактно – гражданская война в седьмом веке между самими арабами. После этих событий шииты расселились по разным областям бывшего Арабского халифата.

— Как случилось так, что большую часть шиитов составляют не арабы, а представители других народностей – персы и азербайджанцы?

— Это объясняется историей. Во времена Арабского халифата некоторые неарабы (например, персы) приняли шиизм. Тогда это было формой протеста против суннитско-арабского гнёта.

— Одно из объяснений "нестабильности" шиитов – влияние Ирана. Насколько оно велико?

— Не следует преувеличивать его масштабы. Тегеран активно пытается использовать шиитов с момента Исламской революции в Иране 1979 года. Зачастую у него это получается, если посмотреть на Йемен или Ливан. Йеменские повстанцы-шииты, равно как и ливанская "Хизбалла", находятся под мощным влиянием Ирана, которому подчас удаётся играть на суннито-шиитских противоречиях внутри арабов.

Однако это происходит не всегда и не везде. Вспомним ирано-иракскую войну 1980 – 88гг., во время которой Исламская Республика пыталась использовать шиитское большинство в своих интересах. Однако это не удалось. В Тегеране тогда не учли, что, иракские арабы (неважно: сунниты или шииты) придерживаются арабской идеи. Поэтому большинство шиитов оказалось на стороне Саддама Хусейна в той войне против персов. Так что не всегда для шиитов религия оказывается важнее национальной принадлежности.

7.9.4.2 Шариат

В изучение Ислама как религиозной системы знаний основ Шариата – систематизированного свода мусульманских законов – имеет первостепенное значение.

Обоснование правовых норм тем или иным вероучением всегда было характерным и распространённым явлением. В этом отношении мусульманская юриспруденция не является исключением. И тем не менее Шариат не имеет аналога в других религиозных законодательных системах.

Иногда Шариат ошибочно отождествляют с мусульманским правом. В действительности же Шариат охватывает более широкий круг вопросов. В Шариате освещаются, с точки зрения Ислама, как светские, так и религиозные проблемы. В нём сведены в единую систему законы, регулирующие хозяйственную жизнь, нормы морали и этики, мусульманские обряды, праздники и многое другое, определяющее поведение верующих и порядок жизни всей мусульманской общины. В Шариате подробно излагаются запреты, перечисляются дозволяемые, одобряемые и порицаемые поступки. По замыслу мусульманских правоведов, Шариат и его законы должны охватывать жизнь и деятельность мусульманина от колыбели до могилы…

Мусульманское право (фикх) является составной частью Шариата. В Шариате определяются нормы сельскохозяйственной деятельности, условия аренды и составления земельного кадастра; рассматриваются вопросы производства и потребления продуктов питания, взимания налогов с мусульман и иноверцев; нормы, регулирующие финансовые и торговые операции; сюда же включены правила убоя животных, охоты и рыболовства – при этом все проблемы рассматриваются в Шариате с позиций Ислама. Ранее в мусульманских странах даже такие акты, как договоры о купле-продаже, об аренде земли и домов, о займе денег и т.д., заключались у духовных судей-кадиев. Благодаря этому влияние религии на общественную и частную жизнь было значительно сильнее, нежели в христианских странах или в странах Дальнего Востока, где государственное, уголовное и гражданское право не зависело от религии и где законы издавались светской властью.

Мусульманское право в настоящее время представлено в Шариате пятью основными юридическими школами (мазхаб), возникшими в VIII-Xвв.: хани-фитской, маликитской, шафиитской, ханбалитской и джа'фаритской. Имущественное, наследственное и уголовное право, институт адвокатуры, правила и формы принятия присяги, клятвенных обещаний, вопросы поручительства и гарантии, указания о вакфах разработаны на основе пяти основных юридических школ.

Отличия редакций Шариата в зависимости от юридической школы, как правило, не носят существенного и принципиального характера. Так, джа'фариты, в отличие от других мазхабов, узаконили временный брак. В призыве верующих к молитве, в подаче милостыни, в оформлении молитвенных домов, в толковании основ мусульманского государства и в положении о его верховном правителе джа'фаритская трактовка также несколько отличается от других четырёх мазхабов. Высказывания и поступки членов семейства Пророка Мухаммада, особенно изречения двенадцати имамов, в правовых нормах джа'фаритского мазхаба имеют юридическую силу.

Источниками Шариата и мусульманского права являются Коран, Сунна (изречения и деяния Мухаммеда), кияс (аналогия), иджма (согласованное мнение крупных правоведов и богословов), фетвы (юридические заключения высших духовных лиц), адаты (традиции, обычаи арабов и других народов, исповедующих Ислам). Согласно исламским традициям, главные источники Шариата – Коран и Сунна, и все прочие источники не должны им противоречить. Поэтому мусульманские правоведы ограничены в своих действиях и самостоятельно могут решать юридические вопросы на основании других источников, только если по данным вопросам нет указаний в Коране и Сунне. В то же время, поскольку в Коране и Сунне нет конкретных ответов на некоторые вопросы, касающиеся регулирования жизни общины верующих, именно Шариату принадлежит главное место в решении этих вопросов.

Принципиальное отличие Шариата от христианского права и других религиозных законодательных систем заключается в том, что последние, хоть и функционировали на протяжении многих веков, никогда не заменяли полностью сосуществовавшие с ними светские правовые нормы, тогда как мусульманский мир с момента возникновения Ислама в VIIв. и вплоть до конца XIXв., по существу, не знал других законодательных систем, кроме Шариата. Следует, однако, отметить, что в середине XIXв., в период танзимата, в судоустройстве и судопроизводстве Османской империи была сделана попытка отделить светские по форме дела от шариатских; в функциях и компетенции двух типов судебных органов не было чётких разграничений.

7.9.4.3 Коран и Сунна в Шариате

Главными источниками Шариата являются Калам Аллах и Суннатп ан-Наби – Слово Аллаха и традиция Пророка Мухаммада (хадисы). Все остальные источники – иджжа (согласованное мнение авторитетных богословов по религиозно-юридическим вопросам), фетпвы (юридические и богословские заключения теологов), кияс (решение вопросов по прецедентам), – имеющие важное значение для Шариата, не должны противоречить Корану и хадисам.

Арабское слово «хадис» означает «передавать сообщение, рассказывать». В исламской традиции хадис – это рассказ о высказываниях и поступках Пророка Мухаммада и его сподвижников. «Хадис» означает также «новый, но не древний; тот, что появился позже».

Коран является Словом Аллаха, а хадис – словом человека, т.е. словом Пророка Мухаммада. Хадис дополняет и разъясняет коранические установления. Так, например, в Коране сказано, что мусульмане должны молиться. Но как именно молиться? Как это должно осуществляться на практике? Ответ дают хадисы: «Молитесь так, как я молился...», а сподвижники Пророка рассказывали и показывали, как молился Пророк. Этому образцу, который зафиксирован в Шариате, и следуют мусульмане.

Оправдывая или осуждая тот или иной поступок, мусульманин ссылается на хадисы Пророка. Это означает, что поступок оценивается по аналогии с поступками Пророка Мухаммада. С этой точки зрения хадис – слово Пророка, его указание, как поступать в том или ином случае. Поступки Пророка, Даже молчание его, означают согласие с чем-либо, разъяс­няя различие между хадисом и Кораном, богословы говорят: «Сунна – образец практического применения повелений Корана в жизни».

Коран дарован людям через посланника Аллаха, и миссия Пророка Мухаммада заключалась в том, чтобы довести это послание до людей в том виде, в каком оно было дано. Пророк объясняет и комментирует Коран так, как ему внушил Бог.

С точки зрения Шариата, Пророк Мухаммад – первый комментатор Корана, его изречения хадисы – служат средством понимания Корана.

Так, в Шариате зафиксирован случай связанный с мусульманским постом, соблюдаемый в месяце рамадан. Ещё при жизни Пророка Мухаммада его сподвижники узнали от него, что Аллах послал аяты о соблюдении поста, и стали поститься согласно Корану. Однажды кто-то из сподвижников спросил Мухаммада: «Если человек забыл что идёт рамадан, и принял пищу, будет нарушен его пост или нет?» В Коране не содержится ответа на этот вопрос. Пророк сказал, что «если кто-либо забыл о посте и принял пищу или воду, его пост не нарушен».

Другой пример. В Священном Коране (2:228; 11:14; 17:28 и др.) имеются аяты относительно молитв, которые должны исполняться неукоснительно. Указывают они, в частности, и время молитвы, ноостаётся неизвестным, когда именно нужно начинать молитву и когда завершать, сколько ракатов(циклов поясных и земных поклонов) необходимо совершить и т.д. Ответы на эти вопросы содержатся в словах и поступках Пророка.

Хадис и Сунна также относятся к Священному Откровению. Архангел Джабраил явился к Пророку Мухаммаду не только с Кораном, но и с хадисами и Сунной. Хадисы должны восприниматься не как Слово Аллаха, а как мысль, отражающая Его Волю. Во время богослужения и молитвы Коран необходимо читать только на арабском языке, а комментировать его разрешается и на других языках. Слово Пророка Мухаммада, несущее в себе законодательный (шар'и) акт, также имеет статус священности.

Коран является первым источником Шариата, а хадис и Сунна – вторым. Коран в целом и все его аяты в отдельности являются категорическими, последовательными, нерасчленёнными, тогда как хадисы не имеют такого императива абсолютности.

Коран и хадисы являются вахюн, что на арабском языке означает «откровение, вдохновение, внушение». При этом Коран абсолютен, он имеет самую высокую чистую степень откровения, исходящую непосредственно от Аллаха. Использование хадисов в качестве важнейшего после Корана источника началось уже при жизни Пророка Мухаммада. Сподвижники Пророка, праведные халифы – Абу Бакр, Умар, Усман, Али, – следили за тем, чтобы не распространились ложные хадисы от имени Пророка. Рассказывают, что однажды некий человек обратился к халифу Абу Бакру относительно наследства. При этом он ссылался на хадис Пророка Мухаммада. Абу Бакр спросил: «Может ли ещё кто-нибудь подтвердить, что данный хадис действительно принадлежит Пророку?» Поиск свидетеля был продиктован тем, что в тот период многие хадисы бытовали только в устном изложении. Они ещё не были собраны в отдельные сборники. Запись хадисов началась ещё при жизни Пророка Мухаммада. Абу Хурайра сообщает, что Абдулла ибн Умар записывал их. Двоюродный брат и зять Пророка Мухаммада, халиф Али, настаивал, чтобы хадисы записывали с именами рассказчиков. Великий сподвижник Пророка Абу Хурайра рассказал 5354 хадиса.

Согласно Шариату, считается ошибочным суждение, будто основу Ислама составляет только Коран и что нет необходимости обращаться к хадисам. Всё, что в Коране не досказано, не прояснено до конца, всё, что требует разъяснения, находится в суждениях Пророка Мухаммада. Сам Пророк говорил об этом: «Знайте, мне ниспослана книга Коран и дополнительно столько же. Знайте, что мне ниспослан Коран и ещё подобие Корана».

Шариат предупреждает мусульман не совершать ошибку, полагая, что все запреты Аллаха – в Коране, что вне Корана нет запретов. Пророк Мухаммад говорил: «Я запретил вам столько же вещей или же больше, чем запрещено в Коране, ибо эти запреты я получил через откровения».

Запреты Корана и запреты Пророка, зафиксированные в канонах Шариата, равны. Пророк запрещает употреблять в пищу мясо хищных животных и птиц, например, волка, шакала, льва, тигра и т.д. Эти запреты есть только в Сунне Пророка и в Шариате; в Коране о них ничего не сказано.

В изречениях Пророка Мухаммада встречается немало суждений, относящихся к практическим повседневным делам. Это суждения Пророка о пище, напитках, сне, о способах примирения поссорившихся, о купле-продаже, формах одежды, о земледелии, о медицине, размещении гостей и т.д. Все эти вопросы скрупулёзно систематизированы в Шариате.

Мусульманские правоведы всех направлений и толков Ислама требуют руководствоваться следующим хадисом. Пророк Мухаммад, говорится в нём, назначил правителем Йемена своего сподвижника – известного учёного, факиха Муаза. Пророк спросил Муаза: «Когда прибудешь в место назначения, чем ты будешь руководствоваться в решении вопросов, которые возникнут?» Муаз ответил: «Книгой Аллаха Кораном». Пророк спросил: «А если не найдёшь ответа в Книге?» Муаз ответил: «Сунной посланника Аллаха». Пророк спросил: «Если и там не будет ответа?» Муаз ответил: «Тогда буду решать своим умом и иджтихадом» (т.е. самостоятельным, собственным суждением по религиозным и правовым вопросам). Такой ответ удовлетворил Пророка.

Коран – уникальный религиозный и исторический памятник мирового значения, Священное Писание и откровение, без которого нельзя понять самую молодую мировую религию – Ислам, а также мораль, нравственность, поведение и психологию мусульман. На основе мусульманской традиции, Шариата, и исламской педагогики исследование и освоение Корана осуществляется в следующих направлениях:

- чтение и заучивание наизусть аятов (стихов) Корана на арабском языке для исполнения молитвенных обрядов и ритуалов;
- изучение содержания Корана на основе комментаторских трудов;
- изучение Корана как религиозно-культурного, исторического, социального и юридического памятника;
- исследование Корана с точки зрения языкознания, как памятника классического арабского языка;
- изучение Корана как классического памятника арабской письменности и каллиграфического искусства и т.д.

В положениях Шариата указывается, что по отношению к Корану хадис выполняет две задачи: даёт своё толкование или разъяснение, добавляет к нему новые суждения. Во всех случаях хадис нельзя смешивать со Словом Аллаха, ибо хадис имеет лишь пояснительный статус. Коран есть фундамент, основа вероучения Ислама, а комментарии – его строение. Для любой мысли хадиса существует основа в Коране.

На протяжении всей истории Ислама мусульманские правоведы и богословы опасались того, что люди не всегда смогут установить различие между небесным посланием Калам Аллах (Словом Аллаха) и словом Посланника Его, что люди могут искажать их или сами придумывать, приписывая Пророку. Это означает, что разъяснение смысла и перевод не тождественны Корану.

Поскольку на Сунне – хадисах лежит самая большая ответственность за правильное понимание Священного Писания Ислама, Шариат устанавливает строгие правила применения хадисов: следует прежде всего точно установить, кто передаёт изречения Пророка; рассказывающий хадисы должен быть знатоком Корана и Сунны. По мнению исламских богословов, абсолютного доверия заслуживают сподвижники Пророка – сахаба (асхаб) и табиин (люди, непосредственно общавшиеся с асхабами – сподвижниками Пророка Мухаммада).

Шариат и мусульманская историография полностью доверяют сахаба и утверждают, что они относились к Пророку с любовью и преданностью, ибо слова Пророка – величайшая истина. Все эти истины рассказывали и передавали сахаба.

Хадисы имеют иснад – цепь передатчиков, первые из них обязательно примыкают к самому Пророку. Передатчики хадисов должны быть надёжными, не случайными людьми.

Имам Малик (713–795), основатель маликитского мазхаба – один из крупнейших собирателей хадисов, говорил, что «наука о хадисах – это религия, и вы должны обратить внимание, от кого получаете эту религию».

Основной догмат Ислама – поклонение единому Богу – Аллаху и признание Пророка Мухаммада посланником Аллаха. Сущность Аллаха и Его атрибуты изложены в Коране и хадисах Пророка: «Он – Аллах – един, Аллах вечный, не родил и не был рождён, и не был Ему равным ни один» (112:1-4).

На этих коранических словах и изречениях Пророка зиждется мусульманский монотеизм, его суть изложена мусульманскими теологами, правоведами и философами следующим образом, основательно раскрывающим сущность коранического монотеизма: «Аллах один, не имеет себе равного, слышит, видит. Он есть не тело, не материальная вещь, не величина, не форма, не плоть, не кровь, не душа, не субстанция, не акциденция, не наделён цветом, вкусом, запахом, плотностью, теплотой, холодом, влажностью, сухостью, длиной, шириной, глубиной, тождеством, различием, движением, покоем. Он также не принимает ни деление, ни движение, ни появление, ни конечность, ни направление; ни право или лево, ни перёд или зад, ни верх или низ, ни место, ни пространство не охватывает Его. Общение, удаление и воплощение не могут быть применены к Нему. Он не может быть определён каким-либо определением, которое приложимо к созданиям, поскольку они сотворённые. Нельзя также сказать, что Он конечен. Он не может быть определён ни мерой, ни движением в любом направлении. Он неопределённый, не рождённый и не порождающий, чувства не постигают Его, человек также не может определить Его по аналогии. Он не похож, ни в коем случае, на создания. Он первый и прежде всего. Он тот, кто предшествовал сотворённым вещам и существовал до сотворения. Глаза не видят его, взоры не постигают Его, воображение не постигает Его. Он также не слышим (ушами). Он есть бытие, но не такое как другие бытия. Он один вечен, нет иного вечного, кроме Него, иного Бога, подобно Ему».

Это самое яркое философское понимание сущности коранического единого Бога – Аллаха, который не имеет зримого образа, не может быть изображён. Признавая вечность и наддуховность Бога, Шариат, естественно, выступает и против антропоморфизма, и против абстрагирования идеи Бога.

Исламское искусство, по учению Корана и Шариата, абстрактно отображает красоту и величие этого мира, запрещая изображать живые существа во избежание идолопоклонничества (поэтому в молитвенных домах (мечетях), духовных школах и т.д. отсутствуют изображения живых существ, портреты, статуи).

Коран и Шариат не допускают использования «образа» Бога в материальном воплощении – в виде статуи, портрета, иконы – для украшения молитвенных домов, во время религиозных праздников или совершения обрядов. Божественный, сакральный строй мироздания получает своё отображение в геометрической пропорциональности орнамента, в музыкальной гармоничности звука, в ритмичности движения.

И, таким образом, Коран и Шариат оказывают сильное воздействие на архитектуру и искусство градостроительства в мусульманском мире.

Коран, Шариат, мусульманская культура неотделимы от единобожия, называемого таухид (монотеизм). Аллах – единый и единственный Бог. Вся жизнь мусульманина должна быть приведена в соответствие с этим главным догматом Ислама, что предполагает единство её духовных и материальных аспектов, единство религиозного и мирского.

Коран и Сунна являются основой Шариата – мусульманского права, положений, регулирующих торговлю и финансы, налоговую систему, законов о семье и браке, мусульманских обрядов, праздников и запретов.

7.9.5 Хронология Арабского Халифата

Рашиды

632 – 634

Абу Бекр

634 – 644

Омар I

644 – 656

Осман

656 – 661

Али

Дамасский халифат

Омейяды

661 – 680

Муавия I

636.12

Начало осады арабами Иерусалима

642

Взятие арабами Александрии. Египет и Киренаика в руках арабов

652

Арабы захватили Армению

655 – 659

Междоусобица в халифате. Снятие осады арабов с Константинополя

659

Мир Халифата с Византией

680 – 683

Язид I

683 – 684

Муавия II

684 – 685

Марван I

685 – 705

Абу аль-Малик

697

Арабы захватили Карфаген последняя крепость Византии в Северной Африке. Византийский флот потерпел поражение от арабского флота

705 – 715

аль-Валид I

715 – 717

Сулейман

717 – 720

Омар II

720 – 724

Язид II

724 – 743

Хишам I

743 – 744

аль-Валид II

744

Язид III

744

Ибрагим

744 – 750

Марван II

Багдадский халифат

Аббасиды

749 – 754

аль-Саффах

754 – 775

аль-Мансур

775 – 785

аль-Махди

785 – 786

аль-Хади

786 – 809

Харун аль-Рашид

807

Арабский флот опустошил Кипр и Родос и появился у берегов Сицилии

809 – 813

аль-Амин

813 – 833

аль-Мамун

827

Арабы захватили о. Сицилию

833 – 842

аль-Мутасим

842 – 847

аль-Ватик

847 – 861

аль-Мутаакиль

861 – 862

аль-Мунтасир

862 – 866

аль-Мустаин

866 – 869

аль-Мутазз

869 – 870

аль-Мутади

870 – 892

аль-Мутамид

878

Арабы захватили Сиракузы

892 – 902

аль-Мутадид

902 – 908

аль-Муктафи

908 – 932

аль-Муктадир

932 – 934

аль-Кахир

934 – 940

аль-Ради

940 – 944

аль-Мутакки

944 – 946

аль-Мустакфи

946 – 974

аль-Мути

974 – 991

аль-Таи

991 – 1031

аль-Кадир

1031 – 1075

аль-Каим

1075 – 1094

аль-Муктади

1094 – 1118

аль-Мустазир

1118 – 1135

аль-Мустаршид

1135 – 1136

ар-Рашид

1136 – 1160

аль-Муктафи

1160 – 1170

аль-Мустанджид

1170 – 1180

аль-Мустади

1180 – 1225

аль-Насир

1225 – 1226

аз-Захир

1226 – 1242

аль-Мустансир

1242 – 1258

аль-Мустасим

В 1258 Арабский халифат завоёван монголами

 


1 Святилище под названием Кааба («куб»), представлявшее собой квадратное строение, в которое был вмурован чёрный камень метеоритного происхождения. Вокруг Каабы располагались идолы главных аравийских божеств, что делало мекканскую Каабу общеарабским святилищем, но заметим, меккканская Кааба была не единственным святилищем арабов, так как из древних источников известны красный камень Каабы из города Гаймаи и белый камень Каабы из аль-Абалата к югу от Мекки. (назад в текст)

2 Монофизи́тство (Евтихианство), (от др.-греч. μόνος – «один, единственный» + φύσις – «природа, естество») – христологическая доктрина в христианстве, возникшая в V веке и постулирующая наличие только одной Божественной природы (естества) в Иисусе Христе и отвергающая Его человеческую природу. То есть, вопреки православному учению, монофизитство исповедует, что Христос – Бог, но не человек (его человеческий вид якобы только призрачный, обманчивый). Однако сам термин «монофизитство» встречается в литературе лишь с конца VII века. (назад в текст)

3 Хиджа́з (араб.الحجاز‎‎) – территория на западе Аравийского полуострова, историческое место возникновения ислама – здесь находятся священные города мусульман Мекка и Медина. (назад в текст)

4 Закя́т (араб. زكاة‎‎, устар. زكوة‎) – обязательный годовой налог (одна сороковая часть дохода) в пользу бедных, нуждающихся, совершаемая с намерением заслужить расположение Аллаха. Закят – один из пяти столпов ислама. Закят – это обязательная милостыня, которую мусульмане выплачивают раз в году при определённых условиях. Садака – это добровольная милостыня, которую человек выплачивает по собственному усмотрению и желанию. (назад в текст)

5 Город Багдад превратился в груду пепла и пыли,большая часть его двухмиллионного населения была убита. (назад в текст)

6 Кроме, разумеется, Испании и Марокко. (назад в текст)

7 Карматы – крупная ветвь религиозно-политической секты исмаилитов, создавшие утопическую общину в Бахрейне, в 899 перенесшая центр своей деятельности из Сирии в Персию. В 887г. Ахмед, сын ибн-Меймуна Каддаха, послал в Иран даыя Хосейна эль-Эхвази, и он обратил в исмаилизм погонщика Хемдана по прозвищу «Кар мат», то есть «уродливый». (назад в текст)

8 Ма́зхаб (араб. مذهب‎‎) – школа шариатского права в исламе. Согласно некоторым взглядам, насчитывается 6 мазхабов. К настоящему времени среди мусульман-суннитов распространение имеют четыре мазхаба: ханафиты, маликиты, шафииты и ханбалиты. Один суннитский мазхаб – захиритский – ныне почти полностью исчез. У шиитов распространён джафаритский мазхаб. (назад в текст)

9 Кыя́с (от араб. قياس‎‎ – измерение) – суждение по аналогии, один из источников мусульманского права. Кияс приобретает силу закона, если признан высшим мусульманским духовенством. Правом толкования определённых норм применительно к конкретному случаю обладает муфтий – высшее духовное лицо. Кияс позволяет решить вопрос по аналогии с ситуацией, описанной в Коране и Сунне. (назад в текст)

10 Иджтихад (араб. – старание, усердие) – принцип самостоятельности суждения по религиозным и правовым вопросам. В средние века право на И. имели лишь авторитетные мусульманские правоведы и богословы – муджтахиды. В 10в. в связи с тем, что сформировались 4 суннитских мазхаба и была выработана исламская догматика, «двери И. были закрыты», дальнейшее развитие теологии, права, морали, социальных институтов было признано невозможным. Наступило господство концепции таклида. В настоящее время одни богословы считают, что право на И. имеет каждый мусульманин, другие ограничивают это право лишь кругом высшего духовенства, третьи отстаивают концепцию таклида. (назад в текст)

   
© Концепция Общественной Безопасности – Крым